Сергей Лебедев

Николай Мазуренко

 

 

 

ПАМЯТНИК ВЕРНОЙ ВОРОНЕ

 

 

 

 

Санкт-Петербург

2010


Сергей Лебедев

Николай Мазуренко

 

 

 

ПАМЯТНИК ВЕРНОЙ ВОРОНЕ

 

 

Санкт-Петербург

«Краевед»

2010


Ворона во дворе дома № 64/11 по Невскому проспекту.

Фото 2005 года.

 

ЧУДО ВО ДВОРЕ

 

ПАМЯТНИК ВЕРНОЙ ВОРОНЕ

 

Невероятно, но факт: в самом центре загазованного и запруженного автомобильными пробками Невского проспекта, во дворе, в ветвях высокого дерева свила гнездо для своих малышей-воронят самая настоящая Петербургская Ворона. Лет двадцать существует этот вороний дом, и все это время птица с наступлением тепла прилетала в свое гнездо, чтобы вывести здесь птенцов.

 

Дерево и его пернатые обитатели давно стали местной достопримечательностью – можно сказать, гордостью жителей дома № 64/11, что на углу Невского проспекта и Караванной улицы. Впервые о Вороне мы узнали в феврале 2002 года от продавщицы знаменитого магазина «Фарфор и хрусталь», располагавшегося в доме в течение многих лет (к сожалению, уже закрытого).

– А у нас во дворе на верхушке дерева живет лет двадцать ворона !.. – с гордостью рассказала она.

Мы не поленились и стали специально захаживать во двор. Птица прилетела лишь весной.

Однажды встретили там охранника:

– Жильцы говорят, что гнездо это здесь находится лет уже двадцать. Как-то иду я по двору и вижу: толстый кот крадется к дереву, а на него с яростью пикирует сразу несколько больших ворон !.. Я пригляделся – внизу, у дерева, на земле пищит вороний птенец, вероятно, упавший из гнезда, когда его мамаша выталкивает, пытаясь научить летать. Но птенец наверняка оказался либо пере –

 

Ворона на снегу.

Верная ворона

двадцать лет жила во дворе дома № 11 по Караванной улице в Санкт-Петербурге.

кормленным, либо слабеньким: он не взлетел, а упал на землю, хотя и остался жив. И тут его заметил кот ! Спасая птенца, пара Верных Ворон стала пикировать сверху, и им действительно удалось отогнать кота и «отбить» юного воронёнка. С тех пор в теплое время года захожу я во двор и смотрю, как там у них воронье гнездо с жильцами поживает. Вороны – птицы умные и хитрые – меня запомнили и всегда начинают громко галдеть, когда я заглядываю во двор…

Лет пять назад, во время приведения в порядок дворов на Невском проспекте, дошла очередь и до дома № 64/11. Рабочие клали там новую плитку, монтировали скамейку, а вокруг них устанавливали изящные фонари. Обнаружив воронье гнездо на высоком дереве, благоустроители решили дерево сохранить.

Сегодня в центре двора устроили небольшой холм с площадкой на вершине. Рядом растет дерево с гнездом, вокруг него – скамейка и фонари. А ворона с наступлением теплых дней по-прежнему прилетала сюда, в свое не разоренное людьми гнездо, и по-прежнему зорко следила за тем, чтобы местный кот не мешал обучаться летать вскормленным в гнезде птенцам…

Между тем из истории нашего города известно, что сама императрица Екатерина Великая питала слабость к кормлению ворон. Из окон домов, некогда стоявших на Дворцовой площади (они не сохранились, теперь на их месте – огромное здание Главного штаба, выстроенное зодчим Карлом Росси), было прекрасно видно, что происходит за зеркальными стеклами официальной резиденции – императорского Зимнего дворца.

Французская художница Виже-Лебрен, в конце XVIII столетия работавшая при русском дворе, писала в своих воспоминаниях: «Когда императрица возвратилась в город, я каждое утро видела, как она открывала форточку и  кормила хлебом сотню воронов, слетавшихся за своим пропитанием в оп-

 

     

Петербургская Верная Ворона

Петербургский историк Сергей Борисович Лебедев

с Верной Вороной

ределенный час. Вечером, около десяти часов, когда залы дворца были освещены, я видела ее опять: она, вместе со своими внуками и некоторыми придворными, играла в жгуты и в прятки».[1]

Польский историк Казимир Валишевский в книге «Роман императрицы» пояснял, что «г-жа Виже-Лебрен занимала во время своего пребывания в Петербурге дом, стоявший против императорского дворца. Впоследствии предание переделало в голубей ворон, которых кормила государыня…».[2] Действительно, в позднейших пересказах царица Екатерина II кормит именно голубей, а не ворон. Но на самом деле это были умные придворные вороны !..

Более подробное описание взаимоотношений ворон и других птиц с великой императрицей встречаем в «Достопамятностях Санкт-Петербурга и его окрестностей», созданных в конце 1810-х годов знаменитым путешественником, дипломатом и литератором П.П.Свиньиным. «Место действия» – зимний сад Зимнего дворца императрицы Екатерины II: «Зимний сад занимает значительное четвероугольное пространство и заключает цветущие кусты лавровых и померанцевых деревьев, всегда благоухающих, зеленеющих и в жестокие морозы. Канарейки, малиновки, чижики порхают с ветки на ветку и сладким, громким пением прославляют свою свободу, или небрежно плещутся в яшмовом бассейне, который при императрице Екатерине наполнялся золотыми португальскими рыбками.

Проектное предложение памятного знака «Верной Вороне», созданное

художником Алексеем Александровичем Коцюбинским. 2005 год.

Проектное предложение памятного знака Верной вороне,

созданное скульптором В.А.Петровичевым.

К сему садику, на одинаковой поверхности, прилегает летний сад длиною в 50, а шириною в 11 сажен. Огромные березы, клены и проч. образуют четыре тенистые аллеи, посреди сделан прекрасный цветочный партер. Видя толщину и возмужалость деревьев, мудрено вообразить, что сей прелестный сад растет на 6 саженях от поверхности земли, а узнав сие, поверишь баснословным садам Семирамиды. Ныне весьма малая часть его отгорожена проволочною сеткою, со стороны зимнего сада; при Екатерине покрывался он весь таковою сеткою и населен был множеством тропических редких и красивых птиц, как то: попугаями, американскими воронами, колибриями, енсепарабелями, кардиналами, параклитами, соловьями, дроздами, обезьянами, кроликами и проч. Сии пернатые мелодическим своим криком наполняли царские чертоги. Здесь ныне водятся голуби, потомки поселенцев, слетевшихся сюда во множество после пожара, случившегося в рынке и получивших от руки благотворной Екатерины не только корм, но верное и покойное навсегда пристанище. Они приучены были императрицею собираться вокруг ее по звонку для получения пищи; равным образом и злые американские вороны и параклиты, не допускавшие и смотревших за ними приближаться к себе, любили чрезвычайно державную госпожу свою, узнавали издалека голос ее, распускали перед нею крылья и с кротостию преклоняли свои головы для чесанья. Сад сей огражен был в то время с обеих сторон в длину виноградными лозами с плодом и листьями, весьма искусно сделанными из жести».[3]

Согласно Библии (3-я книга Царств, 17:3-6), вороны помогали Господу кормить пророка Илию, когда он некоторое время скрывался у потока Хораф, расположенного к востоку от Иордана. Вороны приносили пророку хлеб и мясо.[4]

 

Проектное предложение памятного знака Верной вороне,

созданное скульптором В.А.Петровичевым.

     

Петербургский историк Николай Валерьевич Мазуренко.

Не все, конечно, петербуржцы любили этих больших и громко каркающих птиц. Многие, напротив, предпочитали ворон считать, а то и стрелять. Так, императрица Анна Иоанновна, царствовавшая в 1730-х годах, по словам князя П.В.Долгорукова, «была ростом выше среднего, очень толста и неуклюжа; в ней не было ничего женственного: резкие манеры, грубый мужской голос, мужские вкусы. Она любила верховую езду, охоту, и в Петергофе в ее комнате всегда стояли наготове заряженные ружья; у нее была привычка стрелять из окна пролетающих птиц. Во дворе Зимнего дворца для нее был устроен тир и охотничий манеж, куда ей приводили диких кабанов, коз, иногда волков и медведей. Так, 14 марта 1737 года «С.-Петербургские Ведомости» объявляют, что «Е.И.В. всемилостивейшая Государыня изволила потешаться охотой на дикую свинью, которую изволила из собственных рук застрелить…».

Но не только императоры и царицы любили стрелять в безоружных ворон.

В одном дореволюционном ежедневном петербургском издании – «Новостях и биржевой газете», в номере от 9 (21) мая 1896 года – мы обнаружили такую курьезную заметку: «Башмачник Александр Дмитриев увидел из окна своей квартиры в д. № 7 по Среднему проспекту Б. Охты, что на дереве сидит ворона и каркает на его окно. Тогда в нем проснулся инстинкт охотника, и, схватив ружье – монтекристо, Дмитриев нацелился и выстрелил; но шальная пуля вместо вороны попала в мещанку Елизавету Яковлеву, находившуюся в прачешной на расстоянии 40 сажен; она была легко ранена в

левое предплечие, и ей оказано медицинское пособие. О метком стрелке в тот же день, 7-го мая, был составлен протокол».[5]

 

Верная ворона

двадцать лет жила во дворе дома № 11 по Караванной улице в Санкт-Петербурге.

Пернатые пациенты.

(А.И.Куинджи на крыше своего дома).

Карикатура «Old Judge» (П.Е.Щербова).

Весной вороны почему-то любят кататься по Неве на льдинах. В 1890 году петербургский «бытописатель и старожил» В.Р.Зотов в своем очерке «Петербург в сороковых годах (Выдержки из автобиографических заметок)» сообщал: «Вскрытие рек и каналов доставляет праздному люду приятное занятие смотреть по целым часам, как дворники отбивают баграми лед от гранитной набережной и проводят его вниз по течению. По временам мосты и набережные захлебываются народом, любующимся на это зрелище, раздаются бойкие выходки народного, преимущественно непечатного остроумия, потешающегося и над неловким ударом багра по льдине и над вороною, плывущею на осколке льдины и с любопытством посматривающею на людские занятия».[6]

В Санкт-Петербурге с воронами связано множество курьезных историй. Так, знаменитый художник Архип Иванович Куинджи в своем доме на Биржевой линии Васильевского острова с удовольствием кормил и лечил всех птиц, обитавших в Петербурге: ворон, голубей, галок, воробьев. Известны многочисленные добродушные шутки современников по этому поводу и даже карикатуры, печатавшиеся в повременных изданиях начала XX века. Со всех концов Стрелки Васильевского острова и с Петербургской стороны слетались к Архипу Ивановичу Куинджи птицы, клевавшие хлебные крошки. Больных птиц художник собственноручно подлечивал…

Проект мемориальной доски

Верной вороне на фасаде дома № 11 по Караванной улице.

Скульптор Алексей Коцюбинский. 2005 год.

 

Петербургский историк Сергей Борисович Лебедев с Верной Вороной

Кроме того, в мае 1919 года К.И.Чуковский в своем «Дневнике» записал историю, напоминающую басню И.А.Крылова: «Нет, это не должно умереть для потомства: дети Лозинского гуляли по Каменноостровскому – и вдруг с неба на них упал фунт колбасы. Оказалось, летели вороны – и уронили, ура ! Дети сыты – и теперь ходят по Каменноостровскому с утра до ночи и глядят с надеждой на ворон».[7]

Но вернемся на Невский проспект во двор дома № 64/11, что на углу Караванной. Мы стали рассказывать своим знакомым о Верной Вороне, свившей здесь гнездо. И, как оказалось, многие с удовольствием время от времени заглядывают сюда. Дворик с птицей стал легендарным.

А почему бы не установить во дворе дома № 64/11 по Невскому проспекту памятный знак «дворовому чуду» – Верной Вороне?

Небольшая информационная табличка рассказала бы о птице, обитавшей во дворе этого дома на рубеже двух тысячелетий. Мемориальный знак стал бы новой любопытной достопримечательностью Невского проспекта и всего Санкт-Петербурга.

Предлагаем текст, который следует, как и ворону, непременно отлить в бронзе:

ЗДЕСЬ

В КОНЦЕ ВТОРОГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ

ПОСЕЛИЛАСЬ ВЕРНАЯ ВОРОНА,

СВИВШАЯ НА ВЕРХУШКЕ ДЕРЕВА ГНЕЗДО

ОНА ПРИЛЕТАЕТ СЮДА ВЕСНОЙ

И ВОСПИТЫВАЕТ В ЭТОМ ДВОРЕ

ДЕТЕЙ – ПТЕНЦОВ-ВОРОНЯТ,

КОТОРЫХ УЧИТ ЛЕТАТЬ

И почему бы администрации Санкт-Петербурга и Центрального района не оказать содействие по открытию сего уникального знака 1 сентября 2010 года ? Ведь работы будет не очень много, да и спонсоров мы нашли.

Конечно, открывать «памятник» Верной Вороне следует непременно под гром духового оркестра и запись вороньего крика…

 

Сергей Лебедев, историк

Николай Мазуренко, историк

 

Тел.: 442-68-52

 


АВТОРЫ И ИСПОЛНИТЕЛИ

Петербургские историки Сергей Лебедев и Николай Мазуренко.

Фото Павла Михайловича Маркина.

 

ЛЕБЕДЕВ Сергей Борисович (род. 1946) – историк, краевед, журналист, историк общественного движения в России, историк русского масонства. Начал печататься в 1968 году. Окончил исторический факультет Ленинградского университета. Под руководством академика Д.С.Лихачева и профессора Б.Ф.Егорова создал фундаментальную биографию великого русского ученого академика А.Н.Пыпина (1833-1904). Выпустил две первые в России библиографии о вольных каменщиках, редактировал работы о масонах. Сотрудничал и печатался в газетах Санкт-Петербурга и других городов России. В течение ряда лет вел рубрику «Петербургский листок» в газете «Вечерний Петербург». Предложил назвать один из астероидов Солнечной системы именем газеты «Вечерний Петербург», что и было сделано. Инициировал создание в Санкт-Петербурге так называемой «Зоны Достоевского», установку памятников писателю Ф.М.Достоевскому, основателю Академии художеств и Московского университета, благотворителю и меценату Ивану Ивановичу Шувалову в Санкт-Петербурге и Москве (скульптор З.К.Церетели), памятника Фонарю на Одесской улице, памятника Трамваю на Адмиралтейском проспекте, памятников Коту Елисею и Кошке Василисе на Малой Садовой улице, памятника Фотографу на Малой Садовой улице, скульптуры Кошки Матроскиной на улице Марата, дом № 36, памятника Зайчику у Заячьего острова. Инициатор установки в Санкт-Петербурге ряда памятных знаков и досок, в том числе роману Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание» (Столярный переулок); мемориальных досок знаменитому краеведу М.И.Пыляеву и благотворителю и меценату В.Ф.Громову на доме № 22 по набережной реки Фонтанки; памятных досок Ленинградскому блокадному радио и парикмахерской, работавшей всю блокаду в доме № 54 по Невскому проспекту; мемориальной доски на месте убийства депутата Г.В.Старовойтовой (Екатерининский канал, дом № 91); памятных знаков «Каменной летописи Санкт-Петербурга».

 

Историк Николай Валерьевич Мазуренко.

Фото 2009 года.

МАЗУРЕНКО Николай Валерьевич (род. 1970) – историк, краевед Санкт-Петербурга. Учился на английском отделении филологического факультета Ленинградского государственного университета, перешел на исторический факультет СПбГУ, который закончил в 1994 году, затем там же учился в аспирантуре. Изучал историю зарубежного и русского масонства, музыки, милосердия и благотворительности. Автор книги «Музыка и масоны» (1994 г.) – первого в России очерка по этой теме, и работы по историографии зарубежного масонства. Член независимой научно-исследовательской группы «Музей милосердия», публиковал материалы об «Армии Спасения» в России, один из участников выставки об «Армии Спасения», проведенной в Ленинграде в 1990 году. В газетах Санкт-Петербурга вел постоянные тематические рубрики, в которых приводились выдержки из наиболее интересных публикаций петербургских газет столетней давности.

 

Петербургский историк Сергей Лебедев передает главному Митьку

художнику Дмитрию Шагину скульптуру Кошки Матроскиной

Скульптор Владимир Алексеевич Петровичев.

Фото 2000-х годов.

ПЕТРОВИЧЕВ Владимир Алексеевич (род. 1953)[8] – популярный петербургский скульптор и поэт. Окончил Ленинградское художественное училище имени В.А.Серова, член Союза художников.  Известен прежде всего как скульптор-анималист, автор популярных петербургских памятников: кошке Василисе на Малой Садовой улице (дом № 3), кошке Тишине Матроскиной на улице Марата, дом № 36, Зайчику Арсению у Иоанновского моста, Бегемоту и Улитке во дворе Филологического факультета Санкт-Петербургского университета – Университетская набережная, дом № 11 и других. Его памятники стоят в Эстонии, Финляндии, находятся в музеях и частных собраниях России и зарубежных стран.

 

Тишина Митьковна Матроскина идет по карнизу.

Фасад дома № 16 по улице Правды.

 

Памятник Зайчику Арсению

на волнорезе Иоанновского моста.

Фото 2008 года.

Скульптура Кошки Василисы на Малой Садовой улице.

Фото 2000-х годов.

 

Буклет выставки скульптора В.А.Петровичева


Художник Алексей Александрович Коцюбинский

КОЦЮБИНСКИЙ Алексей Александрович (род. 1972)[9] – художник, скульптор, резчик по камню. Автор памятных досок петербургскому краеведу М.И.Пыляеву и меценату В.Ф.Громову (набережная реки Фонтанки, дом № 22), блокадным парикмахерам (Невский проспект, дом № 54), депутату Г.В.Старовойтовой (канал Грибоедова, дом № 91).

 

Мемориальная доска блокадной парикмахерской.

Невский проспект, дом № 54. Фото 2000-х годов.

 


Петербургская Верная Ворона

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 



[1]Валишевский Казимир. Роман императрицы. Екатерина II Императрица Всероссийская. М., «Квадрат», 1994, с.354.

[2]Валишевский Казимир. Роман императрицы. Екатерина II Императрица Всероссийская. М., «Квадрат», 1994, с.354.

[3]Свиньин П.П. Достопамятности Санкт-Петербурга и его окрестностей. СПб., «Лига плюс», 1997, с.266-267.

[4]Нюстрем Эрик. Библейский словарь. Энциклопедический словарь. Перевод со шведского под редакцией И.С.Свенсона. Новое пересмотренное и исправленное издание с иллюстрациями. Торонто, «Мировая Христианская Миссия», 1989, с.478.

[5]Новости и биржевая газета, 1896, № 127, 9 (21) мая.

[6]Зотов В.Р. Петербург в сороковых годах (Выдержки из автобиографических заметок). – Исторический вестник, 1890, т.39, № 2, с.324-330. Цит. по: Прогулки по Невскому проспекту в первой половине XIX века. СПб., «Гиперион», 2002, с.254.

[7]Чуковский К.И. Дневник. 1901-1969. В двух томах. М., «Олма-пресс Звездный мир», 2003, т.1, с.128.

[8]Скульптура Владимир Петровичев. [«Incotec», 1999], 66 с., илл.; Владимир Петровичев. Скульптура. [Каталог персональной выставки. СПб., «Балт-Медиа», 2003], 24 с., илл.

[9]Мемориальные доски Санкт-Петербурга. Справочник. СПб., «Арт-бюро», 1999, с.356, 592.

 

 

Тел.: 442-68-52