Премии в Петербурге

Известно, что Петербург претендует на звание культурной столицы. А как у нас обстоят дела с премиями в области культуры?  Премии бывают разные,  «Выдающиеся деятели культуры» могут получить Царскосельскую премию, премию Сергея Курёхина, премию Рериха или попасть в «Собакуу.ТОП 50». Литераторы могут получить премию имени Гоголя,  Андрея Белого, премию «Рукопись года» или «Нацбест». Деятелям театра светит «Золотой софит» или  премия «Новая театральная реальность» мире музыки есть премия «Петербургский Музыкант». Рок-музыканты могут надеяться на премию «FUZZ». У православных деятелей культуры есть  надежда получить «Православную литературную премию имени Св.кнлександра Невского». А те, кто занимаются сохранением культурного наследия, могут рассчитывать на премию Д.С.Лихачёва. Есть премия и для молодёжи, «Молодёжная премия» называется она по-простому.

Но премий всё равно не хватает. Если присмотреться повнимательней, то круг жюри и премируемых, тостируемых и тостующих – он как то переливается и имеет тенденцию к циклической замкнутости. Даже среди молодых деятелей культуры появляются замыленные лица, которым принято что-то всё время вручать. На самом то деле действительно трудно найти лицо под кодовым названием «деятель культуры», которому хочется что-то  вручить. И возникает могучий питерский междусобойчик.

Очевидно, чтобы разомкнуть этот круг и дать хоть какой-то прилив свежей крови, возникают новые премии. За прошлый год в Питере я лично была свидетелем и участником рождения по крайней мере 4 новых премий.

 

У нас появилась вкусная премия для поэтов- Григорьевская премия, которую учредил сын покойного петербургского поэта Геннадия Григорьева. Премию удачно начали- её дали москвичу Всеволоду Емелину, который сетовал в стихах на то, что не то что премию ему не дают, а даже и не приглашают на слёты летучих поэтов, которые как сыр ныне в масле катаются, порхая по России на халяву и мучая друг дружку своими унылыми безжизненными виршами. Емелин получил аж 5000 долларов, что для Петербурга- огромные деньги. И славу первого номинанта премии, что задало премии привлекательный вид и надежду на то, что она будет поощрять жизненных и ярких поэтов. Слэм, прилагавшийся к премии, выиграла Наташа Романова и получила полторы тысячи долларов.

Ещё появилась в Питере премия имени Андрея Толубеева, которая поощрила лучших драматургов  Петербурга в 2010 году.  Обладателями её стали Тарас Дрозд, Игорь Шприц и Сергей Носов. Премия названа в честь ушедшего от нас в 2008 году знаменитого актёра БДТ в связи с тем, что он в последние годы жизни увлекся драматургией и успел написать пьесу «Александрия». 

Писателя Сергея Носова отметили как драматурга-абсурдиста, что его несколько удивило, так как более склонен к абсурду драматург Шприц. Номинанты получили по мощному бронзовому ангелу на гранитном кубике, призванному побуждать и других драматургов к построению крепко сделанных пьес, которых так не хватает нашему городу. В отеле «Амбассадор» прошла церемония рождения новой премии «Посол петербургской культуры». Она призвана в 2011 году найти в области культуры учреждения, коллективы и отдельные личности, которые являли бы  петербургское качество, с которым престижно выглядывать в окно в Европу.

 

Самой оригинальной  выглядела учреждённая Росбалтом премия «Петербургский авангард». Информационному агентству, которое было первым  проектом Петербурга, основавшимся  авангардно в Интернете 10 лет назад, в день своего рождения захотелось опять устроить что-то авангардное. Если ТОП-50 «Собаки» поощряет в основном гламурых персонажей Петербурга, то ТОП-20 Росбалта решил поощрить людей, не замыленных славой и вниманием СМИ. И в качестве награды номинантам вручили оригинальную ворону из стекла, с выпученными глазками, раскрытым клювом и крылышками, слегка белую, но всё же чёрную, так как смысл авангарда не всегда в том, чтобы быть «белой вороной», а скорее мудрым вороном-провидцем.  Если эта премия продолжится, то она станет  подспорьем для других премий, находя в нашей питерской культуре новых, нераскрученных ещё звёзд. «Ворону-авангардистку» получили МС Вспышкин, пианистка Полина Фрадкина, скульптор Андрей Мишин, режиссёры Роман Смирнов и Константин Селиверстов, фокусник Иван Болдин, исследователь творчества Велимира Хлебникова Софья Старкина, искусствовед Елена Тюнина, автор песен про комбайнёров Игорь Растеряев и многие другие, знаменитые в определённых кругах деятели культуры. На фуршете «Петербургского авангарда» произошла необычное для нашего города, похожего на подводную лодку с наглухо отделёнными отсеками, перемешивание разных слоёв и стилей. Вспоминался авангардный царь-батюшко Пётр Первый, который тоже любил взбалтывать могучие коктейли из слежавшихся слоёв. Рядом оказались Стас Барецкий и Олег Гаркуша, математик-диссидент и политик, представители бизнеса и академической науки, СМИ и литературы.

С премией «Петербургский авангард» отчасти пересекается премия имени Курёхина. Но так как в жюри её сидят Боровский, Юфит, Троицкий и Гельман, понятно, что в номинанты её попадают авангардные силы Петербурга и России более обронзовевшие, остепенившиеся, более покрытые позолотой поцелуев СМИ.

Авангардна по своим номинациям, но не своими жюри и номинантами  премия имени Гоголя, которую вручают на фестивале «Петербургский текст» или на Книжных ярмарках. В ушедшем году в номинации «Вий» был премирован Владимир Шпаков, в номинации «Шинель»- Борис Голлер, в номинации «Портрет»- Юлия Андреева, а безымянную премию в области поэзии, которую можно было бы назвать «Какая птица долетит до середины Днепра», получили С.Стратановский и В.Гандельсман.

Кстати, только я подумала, что почему нет премии «Нос», как выяснилось, что есть такая премия- учредил её в Москве фонд Прохорова, можно представить каким жирным и вкусным будет этот «Нос». Вообще то «носом» во времена Гоголя называли взятку, жаль, что литераторы об этом не знают, а так бы премия «Нос» могла бы стать самой оригинальной, обнародуя данные о самой большой взятке, данной в России за истекший год. 

Премии ещё отличаются и степенью гламурности. Если собачий ТОП-50 отличается  длинными пафосными очередями дорого одетой публики у входа, где приглашённых долго сверяют со списком, то на церемонию премии Андрея Белого может попасть любой. Дресс-код тут отсутствует. Это самая демократичная премия, номинантам вручают 1 рубль и бутылку водки.

Правда премию получают в основном литераторы-постмодернисты, но вокруг огромного стола в одном из роскошных залов Европейского университета собираются все любители словесности, так как тут всегда можно сильно выпить и скромно закусить, дивясь элементам свободы в одеяниях и причёсках. Гений Андрей Белого витает над демократическим столом, и действо часто завершается тем, что самые ослабленные литераторы напиваются в сосиску. Нищие поэты складывают рублики, чтобы отправить павшего товарища домой на такси. Я сама однажды неосторожно нарезалась на таком фуршете. Фокус заключался в том, что при движении вокруг бубликоообразного стола постоянно встречаешь давно не виденных собратьев по перу, и они с тобой чокаются пластиковыми стаканчиками с водкой. После такого прохода я однажды утром проснулась лежащей в своей пушистой шубе в ванночке с цементом у одного скульптора.

Одной из запомнившихся в прошлом году премий была премия «Национальный бестселлер». На Нацбесте поразил Лимонов в сопровождении своей охраны. Вторым сильным впечатлением была Гай-Германика. С ней была перекормленная чрезвычайно крупная левретка. Я спросила, как так левретку сделали такой крупной? Она сказала, что её Моня- это китайская декоративная. Поразило выступление Константина Тублина, который считает, что Россия вымирает и спасти её нельзя, что от России останутся  два города. И что поэтому премии надо давать тем, кто эту сладкую смерть России описывает пожутчее. Но медиа-лица из короткого жюри дали премию гуманистической книге старого Эдуарда Кочергина, ослушавшись установки сверху на поощрение смертоописания.

Одной из странных и симпатичных премий является Царскосельская. Её взял и придумал лет 20 назад поэт Коля Якимчук, а поддержали его  кинорежиссёр Сокуров, мэр Собчак, музыкант Курёхин и меценат Борис Блотнер. Премия является  лишённой всякой официозной и государственной поддержки, даётся жюри по прихотливому наитию, смешивая крупных и маленьких звёзд… Возможно, долгоживучесть и обаяние этой премии поддерживается светлыми силами сверху, в облике гения-ангела Александра Сергеевича Пушкина.