KOНКУРС КРАСОТЫ

          Первый в Северной столице конкурс красоты состоялся в марте 1988г. Собственно, это и не был в чистом виде конкурс красоты , хотя двадцать пять претенденток на звание Королевы Красоты, прошедшие в финал после предварительного отбора из более, чем восьмисот красивейших девушек Ленинграда, были ослепительно прекрасны. Все. Без исключения.

Впрочем, если не считать исключением тот факт, что, как выяснилось лишь в самую последнюю минуту конкурса, одна из реальных претенденток  на высший титул, заявленная под двадцать четвёртым номером очаровательная и безумно сексопильная блондинка Ирэна Белая, была, то-есть, был…мужчина, загримированный под девицу. И не какой-то там мужчина, а всем известный Африка, который успешно прошёл предварительные туры и на равных конкурировал с о всеми финалистками. Спасибо, что не стал победителем.

          В течение трёх вечеров с 12 по 14 марта  БКЗ « Октябрьский»  ломился от желающих попасть на организованные Сергеем Курёхиным и режиссёром  Ленфильма Виталием Аксёновым грандиозные по своему размаху и зрелищности представления, сопровождавшие этот конкурс. В программке было написано: «Оркестр Поп-Механика С.Курёхина репетирует кинофильм В. Аксёнова «Музыкальные игры» . Там же приводились фотографии финалисток, их имена с припиской  в конце: « Цена 12 копеек».

     На сцене творилось нечто невообразимое. Составленный чуть ли не из всех лучших музыкантов города, представляющих все, порой несовместимые в здравом рассудке  музыкальные стили и направления  оркестр, повинуясь невиданному по своей эксцентричности  и экстравагантности дирижёрскому диктату  Сергея Курёхина, то зачаровывал зрителей средневековой хоральной темой, то заставлял содрогаться от безумной хард-роковой интерлюдии., то доводил до экстаза экспрессивной джазовой импровизацией. Непрерывно один блестящий солист сменял другого: Иван Шумилов, Алексей Заливалов, Сергей Летов, Эдуард Хиль, Михаил Костюшкин, Борис Штоколов, Ольга Вардашева, Виктор Цой, Ирина Богачёва, самый  знаменитый чукча (Увезу тебя я в тундру), и ещё десятки имён изумительных артистов и музыкантов.

         Выходили красавицы то почти «безо всего», то разряженные в роскошные бальные платья, ведя на поводках элитных борзых сук, то в виде фантастических привидений в сказочных нарядах гениального модельера Сергея Черноваериодически сцену  оккупировали военные, и тогда под сводами «Октябрьского» мощно гремел хор ленинградского военного округа, их сменяли медитативные песнопения кришнаитов, затем появлялись одетые в плиссированные юбки по моде сталинских демонстраций всенародного оптимизма прекрасные амазонки-лучницы, и начиналась стрельба из луков. сопровождаемая какой-нибудь бравурной соц- реалистической песенкой. Потом могла появиться укротительница змей с трёхметровыми удавами, которых она обвивала вокруг обезумевших от страха зрителей первых рядов и  толпившихся перед сценой фотографов. И снова парады красавиц, порой чинно и кротко прогуливающихся парами, а то предающихся безудержным оргиальным пляскам с забывшим о приличиях и подобающей солидности Народным артистом Борисом Штоколовым. Уверен, ничего подобного ни до, ни после этого безумного трёхдневного марафона в нашей культурной сфере не было (и не будет).

         В гримёрках и за кулисами так же, как и на сцене  царила атмосфера пароноидальной истерии: раздевались и переодевались девицы, метались военные, кришнаиты, лаяли собаки, шипели змеи, перетаскивались с места на место  какие-то механическик конструкции, опрокидывались стопудовые «утюгоны» Тимура Новикова. Суетились гримёры и костюмеры, пугали всех чудовищными облачениями манекенщицы Сергея Чернова, разминались гимнасты, шустро сновали вездесущие фотографы.

            Над всем этим светопреставлением безраздельно царил Капитан, как называли фанаты Сергея Курёхина. Он почти непрерывно находился на сцене, координируя и заряжая  немыслимой энергией  весь этот сложнейший механизм.  Временами он подходил к микрофону и начинал очень выразительно и оптимистично скулить. А то умудрялся забраться вовнутрь рояля и из-под крышки тонким голосом импровизировать  на какие-то внеземные темы.  Но самым эффектным, коронным его хитом  были знаменитые ошеломляющие подпрыгивания, которыми он обозначал завершающие энергичные аккорды музыкальных тем. Это надо было видеть.

       По ходу всех этих безумств  зрители любовались ослепительными красавицами и отдавали свои голоса за приглянувшихся кандидаток. Для этого надо было опустить в урну карточку, отметив на ней  соответствующий номер, присвоенный каждой из девушек. По-видимому, это был самый демократичный из всех подобных конкурсов.

           В итоге к концу третьего вечера была названа победительница первого в Ленинграде конкурса красоты—Света Бандурина. Кроме того определилась номинантка приза зрительских симпатий Роза Энквист и была, наконец,  «разоблачена» самозванка Ирэна Белая, она же Африка, она же Серёга Бугаев, авантюрист по жизни.

         Что стало потом с этими славными девчонками, я  точно не знаю. Слышал, что некоторые получили выгодные предложения от модельного бизнеса, некоторые были завалены предложениями руки и сердца, некоторые…впрочем, о тех не будем говорить. Только с одной из красавиц, потрясающе сложенной рыжеволосой Розой Энквист, потомком шведских викингов, умницей и удивительно тонко чувствующим человечком, у меня сложились долгие, ничем не омрачённые дружеские отношения. Роза была моей  любимой натурщицей до тех пор, пока один её сделанный мной портрет не увидел на открытии какой-то моей фотовыставки известный немецкий бизнесмен. Он уговорил меня познакомить его с Розой, а когда через некоторое время я позвонил ей,  то узнал от её мамы, что моя любимая модель вышла замуж за миллионера и живёт в Германии. Вот она — великая сила искусства. А чуть позже я получил приглашение от Розы и её мужа погостить у них. В аэропорту Франкфурта меня ждал роскошный белый лимузин, поселили меня в средневековом замке в древнем городе Вормсе, где я занимал целый этаж и в моём распоряжении был винный подвал с коллекцией вин с 17 века до наших дней. Впрочем , в двух словах  это сказочное приключение не описать, и вообще, это уже совсем другая история и совсем другие фотосюжеты.

 

Света Бандурина.

 

Сергей Курехин.

 

Лучницы.

             

 

Красавицы.

                 

 

Чернов и модели.

 

Штоколов.

 

Текст и фотографии -  В. Пешков.