Илья Бояшов

Тигры белого  не боятся

 

             -Илья, огромную славу вам принесла вам книга о "Белом тигре", благодаря экранизации её Кареном Шахназаровым. Насколько неожиданным были  для вас события, возникшие после выхода книги? Сами ли вы писали сценарий для фильма? Понравился ли вам фильм, или вы ждали другого?

-. Насчет "огромности славы" не знаю, а вот споры по поводу "Танкиста" (зачастую, честно признаюсь, для меня нелицеприятные) начались именно после экранизации (книга-то вышла более, чем скромным тиражом). Тема слишком больная - я даже не ожидал, что настолько - хотя, честно говоря. мог бы предвидеть. Как всегда у нас на историю (а на историю ВОВ, тем более) обычно два взгляда (знаете, какие): мой же, вольно или невольно, оказался как бы посередине - ну, разумеется, и досталось! Что касается сценария - мы с Кареном Георгиевичем договорились - сценарий напишет он в соавторстве с хорошо известным классиком в этой области Александром Бороднянским. Более того, я сразу дал понять, что не буду иметь к совместному творчеству двух уважаемых авторов никакого отношения. Шахназаров, как художник, лишь оттолкнулся от идеи и сразу начал выстраивать свой мир. Я это со своей стороны всегда только приветствую. Считаю - нельзя болтаться под ногами режиссера и мешать ему - как профессионал, он сам знает, что делать. Так что фильм, почти целиком и полностью - его произведение. Что же касается моего отношения к картине - она понравилась, как вообще нравится многое из творчества Шахназарова. Мне близки по духу притчевость и метафизичность. На мой (конечно же, субъективный) взгляд, шахназаровский "Тигр" имеет несколько очень сильных сцен и самое главное, от него остается ощущение некой потусторонности, присутствия инобытия. Он говорит вот о чем: люди и их действия есть лишь проекция действий более глубоких и скрытых сил - природных, метафизических - каких угодно!

 -Вы автор многих книг. Почему именно "Танкист" вызвал интерес кинематографа? Если бы вы сами были режиссёром, какую из своих книг вы хотели бы экранизовать?

- Что касается интереса, наверное, "Танкист" как роман, наиболее кинематографичен, кроме того, идея противостояния Добра и Зла (конечно же, тема далеко не новая) ложится на самую страшную и кровавую войну, которую мы только знали в своей истории. Но если бы я был режиссером, то обратился бы к роману "Конунг", рассказывающему о детстве и юности полумифического князя Рюрика, основателя нашего с вами государства.

-У вас было развитое советское прошлое- вы даже поработали секретарём комсомольской организации и в Обкоме КПСС. Почему всё-таки совок пал? И как вы сегодня оцениваете себя в том времени? Вы приближали падение или тормозили его? И вообще- есть ностальгия по тому времени?

- Опыт работы в партийных органах у меня более, чем скромный и весьма поверхностный - после института распределили в Красногвардейский обком ВЛКСМ (я мучился от безделья освобожденным секретарем комсомольской организации строительного ПТУ где-то с год, совершенно не понимая что делать и чем заниматься). Интерес же мой к Обкому (правда, не КПСС а ВЛКСМ!) объясняется довольно просто - в нем создали отдел по работе с молодыми кинематографистами, художниками, балерунами, рок-музыкантами и прочими неординарными личностями, возглавил его Николай Левичев (ныне второе лицо в партии Миронова), которому я по сей день очень благодарен за человеческую поддержку - знакомые ребята меня туда ненадолго забрали стажером. Но только вот в чем закавыка - для того, чтобы там работать, нужно было вступить в партию. Я попробовал - меня категорически не приняли. Сказали, что я ненадежный товарищ (бездельник, пофигист, лицо вообще какое-то подозрительное), "попутчик" и все такое прочее. Удивительно, сам я никогда не лез против "партийной линии" и вообще не был ни диссидентом, ни кухонным ругальщиком, совершенно не интересовался политикой, а прозябал обыкновенным, с точки зрения КГБ, советским обывателем (правда, жил в свое удовольствие). На этом роман с властями закончился - и я отправился работать в Центральный Военно-морской музей.

Почему пал "советский строй"? У Льва Гумилева есть очень точное определение - "химера". Увы, СССР с точки зрения исторического процесса был "нонсенсом", той самой "химерой", так называемой "антисистемой", неким зигзагом в развитии человечества. 0бычно подобные химеры, или "антисистемы" в исторической перспективе долго не живут, с какими бы высокими и благородными целями они не создавались. В итоге мы совершили зигзаг лет на семьдесят - однако, заметьте, все, как и после Великой Французской революции, вернулось на круги своя. Разница между русскими и французами только в том, что "тамошний" Ильич (Робеспьер) и его ребята продержались около двух лет, (и им снесли головы), а наше ленинское якобинство растянулось почти на целый век (и пало в 80-тые). Но итог-то один: все равно в России (как и тогда во Франции) образовалась "новая буржуазия", все эти олигархические Урвары, Баррасы и прочие "компрадоры". Дело теперь за "первыми консулами" республики (кстати, во Франции вначале их тоже было двое!). Так что историю не обманешь! Не дай Бог, дойдет до императорства, диктатуры и наполеоновских войн.

-Ваш отец был известным композитором. А вы даже немного играли в рок-группе "Джунгли". Почему литература перевесила музыку? Ваш папа хотел видеть вас музыкантом?

- Отец мой действительно известный композитор, аранжировщик, в свое время по прямому указанию Шостаковича был принят в Консерваторию, всю жизнь он работает в русском народном оркестре им. Андреева и наряду с фортепьяно великолепно владеет баяном (с детства меня учили играть и на том, и на другом инструменте). Так что музыку я обожаю, вырос на классике и русской опере и в свое время отдал ей (музыке) дань - правда, чисто авангардистскую. Впрочем, нет ничего удивительного, что в свое время я сунулся в рок - наверное, тяга к музыкальному творчеству у нас в роду. Один из моих троюродных братьев по материнской линии- Гарик Сукачев - известный рокер. Другой брат - по отцовской - к сожалению, недавно умерший Сережа Щураков (как и мой отец, великолепный баянист) играл в гребенщиковском "Аквариуме". Тогда создавался питерский рок-клуб, время было весьма интересное, судьба свела меня с совершенно потрясающими музыкантами и ребятами, такими как Андрюша Отряскин, Игорек Тихомиров, Андрей Мягкоступов. Там же познакомился и с Алексеем Мурашовым - будущим барабанщиком "Секрета" (мы дружим по сей день). Я начинал играть в группах, но вскоре понял - не мое. Бывает так. И как отрезало - пошел искать "свое".

-Многие ваши книги связаны с темой военной и морской истории России. Откуда взялась эта тема в вашей жизни? Служили ли вы в армии? Или были родственники военные? Что стало толчком для развития интереса к военной истории? Может быть вы собираете солдатиков или военные машинки? Какое у вас хобби?

- Историю люблю с детства и с детства увлекался именно военной историей, по сей день запоем читаю исторические труды и мемуары касающиеся ВОВ, Отечественной войны 1812 года, Крымской войны, Великой французской революции. Поэтому, не удивительно, что я довольно страстный коллекционер - и моделей танков, и оловянных солдатиков (здесь вы попали в точку).

Морской тематикой занимался девять лет, работая в Музее (интересовался русско-японской войной). В армию брали после института - я честно (как и остальные, еще не служившие мои сокурсники) туда отправился, но не прошел комиссию - отчислили по зрению.

            -Вы стали членом Союза писателей ещё в юности. Как изменилась эта организация за эти годы? Что происходит в питерской литературе сегодня- как вы оцениваете её состояние? Следите ли за литературной жизнью?

- Союз Писателей изменился самым радикальнейшим образом: прежде всего он распался на множество разных Союзов. Новые Союзы стали совершенно другими, у них другие функции, они, к сожалению, (исключительно по объективным причинам) потеряли практически все: даже наш ленинградский Дом Союза Писателей с потрясающими библиотекой и рестораном - и тот сгорел! Увы, но очень редко я захожу в свой Союз - и это, наверное, не есть хорошо. Тем не менее, когда появляюсь, всегда с теплотой встречаюсь с товарищами, которые в свое время мне помогли - Анатолием Ивановичем Белинским, Юрием Сербом, Александром Скоковым, Дмитрием Каралисом, Алексеем Грякаловым, Еленой Грачевой и другими собратьями по "литературной кухне". Всегда вспоминаем ушедших из жизни учителей - Федора Абрамова, Евгения Кутузова, Валерия Сурова, Валерия Прохватилова - и еще многих, многих. многих..то поделаешь! Время есть время.. литературный процесс идет своим чередом - он вообще не может не идти, как и всякий другой процесс. Выскажу твердое мнение, что даже когда все вокруг будет рушиться, творческое горение не прекратится. Всегда находятся сумасшедшие, которых интересуют непроходящие истины. Валерий Попов, Сергей Носов, Павел Крусанов, Наль Подольский, Сергей Коровин, Татьяна Москвина, Владимир Рекшан, два Андрея (Кивинов и Константинов) и многие другие очень уважаемые мною литераторы - несомненно из их числа. Приходят новые авторы. Молодых прозаиков в Питере десятки, поэтому даже не буду перечислять - иначе кого-нибудь обязательно забуду - и не дай Бог этим обижу! Впрочем, читатели, интересующиеся современной прозой, конечно же, знают их.

 - Вы почти 20 лет преподаёте историю в Нахимовском училище. Каковы ваши впечатления от вашего труда? Изменились ли приходящие на учёбу курсанты за эти 20 лет? Какие темы истории их интересовали 20 лет назад и сегодня?

- К сожалению (а, может быть, к счастью!) в славном Нахимовском сейчас я уже не преподаю. Двадцать один год педагогического стажа - вещь нешуточная. Как говаривал один из моих командиров - пора и штык в землю (я последовал этому мудрому совету несколько лет назад). Но нахимовцев своих (давно уже определившихся в жизни) иногда встречаю, некоторые даже звонят - я им рад.

-Вообще, что вы думаете о бесконечно проходящей реформе образования в нашей стране? Изменилась ли преподаваемая вами история и методы работы?

- Образование - служанка государственной идеологии. Как только наше государство поставит перед собой четкие цели во внутренней и внешней политике - все встанет на свои места. Пример - СССР, США (знаменитая "американская мечта") и т .д. Пока политическая элита России окончательно не определится - куда идти и что делать - прогресса в этой области ждать не стоит.    
История - такая же служанка со всеми вытекающими отсюда последствиями: поэтому и в толковании, и в преподавании ее сейчас царит точно такой же хаос и разброс.
-
Если нарисовать литературный портрет курсанта- то кто эти ребята?
- Нахимовцы, скажем так, плоть от плоти народа - это обыкновенные молодые люди со всеми недостатками и достоинствами нашего времени.
-
Наверное некоторые ваши ученики стали известными или их судьба может стать поводом для написания книг- расскажите о самых ярких учениках.
- Думаю, прошло еще слишком мало лет, чтобы ученики мои в той или иной области во всеуслышание проявили себя, но не сомневаюсь, рано или поздно о некоторых из них обязательно заговорят. А что касается яркости - все по своему были яркими, как и полагается индивидуальностям.
-
Изменил ли вашу судьбу успех "Танкиста" и в какую сторону?
- Успех "Танкиста" более чем скромен - я бы даже не назвал это успехом - скорее роман явился еще одним небольшим поводом для выяснения отношений читателей из разных идеологических лагерей: впрочем, может, это и к лучшему, что время от времени развязываются посвященные войне дискуссии. На мою жизнь, конечно же, он никоим образом не повлиял - разве что ругани в свой адрес я наслушался (хотя, не скрою: были и одобряющие отзывы).
-
Вы с семьёй живёте в Петергофе. Жизнь в предместьях Петербурга- как она вам? Это же особая тема- близость к дворцам паркам и отрыв от тусовки...
- Императорский Петергоф - великолепное местечко, в котором время, действительно, остановилось: жить здесь - одно удовольствие. И от города недалеко, и от аэропорта, но с другой стороны, приезжая, погружаешься с головой, как водолаз, в бесконечные парки и невероятную тишину: разве что утки крякают на прудах! Я человек довольно подвижный, но в последнее время стал замечать (впрочем, здесь я не оригинален) - с возрастом все чаще выбираешь между так называемой "тусовкой" и лежанием на диване или прогулкой в той же Александрии все-таки "лежание "прогулку". Тянет, знаете, к умиротворенности.

-Кем собирается стать ваш сын?
- Если говорить о сыне, на ближайшее время он с профессией вполне определился: офицер военно-морского флота и служит, как и полагается офицеру - на флоте (Северном).