Чернов Олег

            Почерк Олега Чернова узнаваем. Его живопись- это именно живопись, жирная, вкусная, чрезмерно пряная, даже когда он пытается изобразить что-то серое и прохладное. Под его кистью узнаваемая реальность приобретает черты полыхающего энергиями зазеркалья. Обнажённые жарким летом девицы, сгрудившиеся в купальниках на городском газоне, становятся похожи на стаи муз. Строители в огненных комбинезонах и касках поражают своей монументальной красотой и тревожностью. Хотя они перекуривают на фоне нестерпимо голубого неба, вид у них всё же совсем не такой, как у тускло-правильных «строителей коммунизма» времён Брежнева. Особенно поражают своим драматизмом экспрессионистские портреты кисти Чернова. В женщинах Чернова всегда что-то сквозит от античной драмы или от ангельского инобытия. К тому же художника постоянно мучает какая-то генетическая память. Он любит изображать женщин и старух  в длинных платьях и юбках, что сразу связывает его современные пейзажи с автобусами и заводами с какими-то иными суровыми или романтичными  временами. Но что есть всегда в полотнах Чернова- так это   чёткое ощущение «здесь и сейчас», хотя  его картины всегда отсылают к иновременным  пластам истории и культуры, говорят о напитанности Чернова мировым искусством. Чернов- честный трудолюбивый художник, которого когда-то учили древним приёмам живописи, и он им остаётся верен, не обращая внимание на всякие манящие побрякушками «арты». 

«Главное- быть в живописи композитором, так как вершина живописи- это композиция»,- говорит Олег. «Нашему поколению повезло, у нас в жизни произошло много интересного, весь мир радикально изменился на глазах. Меня часто удивляет молодое поколение, которому скучно».  Когда смотришь на живопись Олега, понимаешь, что его душа внемлет разным эмоциям, она то погружается в дымчатый жар ставропольских степей, то созерцает коричневую золотистость голубей на крыше, то пытается передать готический сумрак времён «Гамлета», но равнодушной плоской скуки в нём нет ни грамма.

Олег Чернов родился в Сибири, а потом в глубоком детстве с родителями переехал в Ставропольский край, получив мощнейшее облучение жарким южнорусским солнцем. Рисовал с младенчества, но с первого раза в Ставропольское художественное училище не поступил. Директор, увидев его работы, сказала: «А что, подавай к нам! К нам и не такое приносят! И не такие приходят к нам!», - и почему то при этом постучал по голове и по столу. Этот стук испугал Олега, ему стало стыдно, и он забрал документы из приёмной комиссии. Поступил  в архитектурно-строительное техническое училище. Ходил параллельно в вечернюю художественную школу. Отработал положенные три года после окончания училища, и поступил таки туда, куда хотел. Был выбор- идти на педагогическое или оформительское отделение. Олегу сказали: «Хочешь хорошо зарабатывать, иди на оформительское. А хочешь стать настоящим, но бедным  художником- иди на педотделение». Чернов выбрал второй путь.

            Ещё будучи студентом, Олег начал активную творческую жизнь, создал с единомышленниками «Группу пяти», организовал выставку в Пятигорске, репортаж о которой прошёл по Первому Канаду в программе «Взгляд». И действительно, посмотреть было на что, в Пятигорске показали свои работы художники-неоэкспрессионисты, с острым, бурным взглядом на мир.

            В 2002 году Олег встретил девушку Люду, которая, подобно «Трём сёстрам»Чехова всё время стонала, только не «В Москву! В Москву!», а - «В Петербург! В Петербург!». И Чернов с Людой перебрались в Петербург, встретили ставропольского земляка, литературного редактора и богемного деятеля Сергея Зимоглядова, он тут же отвёл Чернова в  богемное сердце Петербурга – в галерею «Борей».  Олегу тут же устроили выставку, часть работ тут же купили коллекционеры. С тех пор у Чернова было много выставок в России и за рубежом, но любимой выставочной площадкой у него остаётся «Борей». А любимыми художниками- Боб Кошелохов и Юрий Никифоров. Недавно один поклонник творчества Чернова узнал, в каких стеснённых условиях коммуналки тот творит, и отдал ему свою большую пустующую квартиру в центре города. Так что любовь с Петербургом у Чернова получилась взаимная. В Ставрополь дороги назад нет. «В Петербурге намного больше свободы, это город, который сам куда-то тебя несёт. Стоит только выйти из мастерской»,- говорит Олег.