Георгий Гречко, космонавт

 

            Встретила я знаменитого героя, космонавта Георгия Гречко вместе с его супругой в отеле AMBASSADOR, на  музыкальном вечере, который проводил в честь пятилетия отеля знаменитый итальянский дирижёр и музыкант Фабио Мастранжелло. Из окон 9 этажа открывался восхитительный вид на Петербург, на  крыши домов, соборы и дворцы. Поэтому как-то сам собой завязался разговор о нашем городе.

-Я родился в Ленинграде, учился в Ленинграде и считаю себя ленинградцем. Какой же я петербуржец!,- воскликнул Георгий Гречко.

- Пять углов, Васильевский остров,  где  я учился, набережная реки Фонтанки, недалеко от цирка, где был замечательный музей,- вот мои любимые места в моём родном городе.

-А что за музей?

-Он назывался «Дом занимательной науки». Там всё можно было трогать руками. Там я формировался . Это была выставка, где были удивительные вещи для ребят. Скажем, самое простое- швабра. И на ней показано равновесие. Ты эту швабру в месте равновесия  кладёшь на палец. И она не падает. А потом швабра  кладётся на весы, и оказывается, что разные части не весят одинаково. А было равновесие! И это заставляет задуматься. Ты входишь в комнату, видишь отрывной календарь на стене с  праздничной красной датой,  красное вино  в бутылке на столе, зелёные обои. А потом что-то щёлкает, и всё меняется. На календаре дата не праздничная, а чёрная. Обои красные, а вино белое. Возникает вопрос- отчего так? А это разный свет, простое, инфракрасное, ультрафиолетовое излучение. И вот такие парадоксальные научные вещи показаны молодому человеку на примере очень  доходчивом. И это заставляет думать. В этот музей заходили и взрослые, но это для них было развлечением. Мы же уходили оттуда влюблёнными в математику, физику, технику. Очень много ленинградских детей прошло через этот  Дом занимательной науки и вышло оттуда другими.

-Говорят, что Пять углов было разбойничьим местом.

-Нет, оно было таким раньше, я родился, когда уже все разбойники  с Пяти углов откатились на Лиговку. А у Пяти углов -там ведь действительно пять углов! Таких мест всего два в Ленинграде. Второе у площади Льва толстого. Когда я был совсем  маленьким у одного из 5 углов была театральная касса. А сейчас мне почти 80, и касса на том же месте! На одном из углов был Росконд, кондитерский магазин, там были самые вкусные трубочки с кремом, а теперь его нет. Я помню очень хорошо, как однажды меня разбудили очень рано утром, и как я, поёживаясь от утреннего холода, вышел на улицу с родителями. Там был магазин Культторг, и там стояла огромная очередь. Магазин только открылся, и народ стоял, чтобы посмотреть на завоз чудо-техники- на патефон с одной пластинкой и одной иголкой… Это было тогда событие,  как сейчас появление навороченного компьютера. Мы  гуляли с дедушкой, ходили в кино, там на Загородном был кинотеатр, где сейчас джазовая филармония. И я там и сейчас часто бываю. Давид Голощёкин мой хороший знакомый, мы с ним встречаемся. Я очень люблю джаз.

- А может быть вы ещё и играете на чём-то, например, на саксофоне?

-Нет, разве что на том старом патефоне, и у жены на нервах. Больше не на чём.

-А есть ли в Петербурге место, которое повлияло на то, что вы решили стать космонавтом?

 нас на Загородном наш  дом 26 был старым коммерческим домом, там было много квартир, и три двора примыкали к дому, один за другим. И в последнем дворе были дровяные сараи. Тогда ещё отопление дровяное было. И там было высокое  крыльцо, возле которого стояла труба. И я прыгал с верхней ступеньки, хватался за трубу, по инерции раскручивался вокруг трубы и приземлялся у нижней ступеньки. Если бы я промахнулся, то нашего бы с вами интервью не было.

-То есть это был ваш первый космический тренажёр! А мечта была о полётах в небо?

-Были у меня разные  мечты. Посмотрел кино про снайпера, захотел стать снайпером. Потом про танкистов-  захотел танкистом стать. Потом лётчиком. Потом космонавтом. Потом узнал, что космонавты полетят через 100 лет, и решил стать ракетостроителем. И пошёл в Ленинградский Военно-механический институт, окончил его на все пятёрки, и стал ракетостроителем. А потом мы так быстро под руководством Королева стали ракеты строить, что я думал, что мой сын или внук в космос полетят, а  получилось, что я сам полетел.

-Город меняется, и нравятся ли вам эти изменения?

-Мы старые люди, мы ворчим, что Ленинград не тот, ленинградцы не те, пирожки не такие вкусные, как раньше продавали, вода не такая сладкая. Но новый Ленинград принадлежит новым людям, не нам. Когда я был маленьким, моя  мама говорила, что Ленинград уже не тот, люди  не те, пирожки плохие и т.д. 

-Мама говорила про Ленинград или про Петроград?

-Про Ленинград. Мама и  папа приехали в Ленинград  на рабфак, на технический  факультет, отец-  с Украины, мама из Белоруссии, и они познакомились, поженились, я родился.

-Вы последние десятилетия живёте в Москве. Тоскуете ли по Питеру?

- Всё таки Ленинград- мой родной город. Я бы из его не уехал, если бы не окончание Ленинградского института, после которого можно было бы участвовать в строительстве ракет, а потом и в полётах на них. Лет 15 я жил под Москвой, и говорил: «У нас в Ленинграде». И только через 15 лет я поймал себя на том, что говорю: «У нас в Москве». То есть Ленинград  родная мать, а Москва- приёмная.

            -Как вы считаете, куда непременно надо сходить приезжим, без чего города они не увидят?

            -Без Невы, без разводных мостов ночью, без Эрмитажа. Нева становится необыкновенно красивой,  когда корабли проходят по ней,  и мосты один за другим разводят. Я подростком садился на мотоцикл и ночью приезжал смотреть. Под одним мостом пройдут корабли, я к следующему поеду, оттуда смотрю. И чтобы были белые ночи. Это меня очень увлекало. Это увлечёт любого человека, который способен увлечься. А который не способен увлечься – тому в Ленинграде делать нечего.

-Вы верите, что в Росси будет развиваться космонавтика, что построят новый космодром ?

            -Вы так вопрос задали, что мне остаётся ответить- верю. Хорошо спортсменам- одел кроссовки, прыгнул, побил мировой рекорд. А в космос в тапочках не прыгнешь. В технику, в науку, в центры управления нужно много вкладывать, а сейчас почему-то на это денег нет. В фильме «Белое солнце пустыни»   герой говорил: «Мне за державу обидно!». А мне порой  за родину бывает стыдно.

            -Ваша жена москвичка?

-Я украинка.

-А что вы можете сказать про петербуржцев.

-Мой муж- самый образованный, самый красивый, самый любимый, самый интеллигентный. Города формирует человека. Так что спасибо вашему городу. Судя по моему мужу- это действительно культурная столица.

  

Место у Пяти углов на Загородном, про которое мне рассказывал Георгий Гречко, это знаменитое место, в котором выросли и другие замечательный люди. В соседнем доме 28 на Загородном вырос диджей  МС Вспышкин, любимец нынешней петербургской молодёжи. Он учился в той 299 школе, что и космонавт, правда, в другое время. Четыре года назад школе исполнилось 100 лет, и кто только там не учился из звёзд! Вспышкин рассказал трогательную историю про космонавта Гречко, которую сам космонавт бы не рассказал бы, но которая передавалась из уст в уста в многонаселённых домах на Загородном. Когда Георгий полетел в космос, его отец очень переживал. Он так болел сердцем за сына, отрывавшегося от земли,  что буквально с ним во время полётов сына случались сердечные приступы. Сын возвращался на землю, и отец выздоравливал. А один из полётов он не перенёс и умер от инфаркта. И многие жители дворов хоронили отца космонавта…