Васильева-Халл

Наташа Васильева-Халл- девушка с фотоаппаратом, ветеран русского рока, жена английского банкира. С конца 70-х попала в рок-тусовку и  отсняла всё, что видела, всех звёзд русского рока, когда они были прекрасными и молодыми. Стала первым редактором и основателем легендарного подпольного журнала «Рокси», а также сотрудником первого русского рок-журнала в Англии «New Generation». Вышла замуж за английского банкира и 15 лет прожила  в Лондоне, где основала  собственное издательство, знакомящее англичан с русской литературой, культурой и роком.

Недавно выпустила фотоальбом «Незнакомое КИНО».  

 

Мы сидим с Наташей Васильевой-Халл в Доме актёра на Невском.

-Я вообще воспринимаю жизнь в динамике, а  не в статике, как  переход от прошлого к будущему. Может быть это философская фраза…Вот мы тут сидим, и будто попали в эпоху совка, и эта вялая бездарная советская эстрада ещё звучит…

-Ну так это же ретро, это же ностальгия, это же искусственно сделанный совок! Под него хорошо кушать в кафе… А что ещё совкового в России осталось- на твой взгляд после 15 летнего отсутствия? И что изменилось?

-Выходишь на Невский- и это центральная   улица европейского города, тут нет ощущения зачуханной отсталости. Все ходят в джинсах! Я понимаю, что это глупо звучит- но мне никак не забыть. На этом же Невском  ловили за джинсы и отстригали волосы. С мужем моим такое было  в 78 году,  у кинотеатра «Художественный». Моего мужа затащили в парадную, побили,  отрезали волосы и снизу порезали джинсы. Сейчас все в джинсах-  и парни, и девушки, и тётки, и дядьки. Что уж тут… Джинсы это не просто тряпка, это атрибут идеологии,  раньше им пользовалась небольшая кучка людей: продвинутых интеллектуалов из Академии художеств, студентов университета, которые слушали рок. Сейчас, к счастью, это просто удобная практичная одежда.  

 Под запретом была вся музыка, которую мы любили. Сейчас приходишь в «Айсберг» или «Титаник»,  и там она вся есть, были бы деньги, покупай. Есть и «Биттлз» и «Алиса». Хотя здесь пока выбор бедный, больше всего шансона в больших магазинах.

- Это, наверное, отражает вкусы владельцев.

-Да, о реальном состоянии вкуса публики  нельзя судить по тому, что продается. Так и в советское время было… Такой анекдот был. Иностранец спрашивает: «А где у вас икра?». Кэгэбэшка ему говорит: «Давайте встанем  у прилавка Елисеевского. Кто-нибудь спрашивает икру? Нет спроса- нет и предложения!». Если на прилавках лежала тухлая колбаса- это не означает, что именно её люди и хотели.

-А как в Англии обстоит дело с этим?

-В Англии огромный выбор всего. Там проблема выбора. Я когда приехала  в 94 году в Англию из голодной России, то была потрясена выбором чая на лотке- 25 наименований, я сказала: «Дайте мне любой».  И продавщица мне сказала: «Я не могу за вас  осуществлять выбор!». И так во всём- в книгах, одежде. Там огромный выбор всего. Прихожу в магазин- про группу «Нирвана» 15 книжек, выбирай любую. Хочешь за 10 фунтов, а хочешь за 150 в кожаном переплёте. Англия отличается тем, что очень много наименований, но всё очень маленькими тиражами. Россия  в этом здесь тоже  сделала гигантский скачок.

-Наверное,  уже не своевременный. Мы пошли по пятам запада, пытаясь нагнать одноразовую цивилизацию. А может быть это и не нужно? Может быть, нужно идти своим путём, минуя эту тупиковую стадию, ведущую к росту помоек. Вот  поломка заложена в Англии в товары, чтобы побыстрее всё ломалось и люди вынуждены были опять покупать и покупать новое?

-В стиральную машины- да, там  штука, на которой крутится центрифуга, сделана из мягкого металла, и она снашивается через 8 лет, и починить нельзя.

-Ну-ну, мы с этим сталкиваемся, приобретая китайские товары. Помойки растут, экология отравляется на сотни лет… 

-В Англии понимают, что с экологией проблемы. Мусор фасуют, 5 разных мусоросборных коробок во дворе стоит- для бумаги, для бутылок, садовых отходов, общего мусора. Баночки от йогурта пока перерабатывать не научились, их сжигают… В торговых центрах контейнеры разного цвета- для старой обуви, старой одежды,  старой книги. Люди привозят и оставляют. А у нас в России ходишь по лесу….

-И всё, что англичане оставляют в контейнерах, в лесу и находишь! Вот на фиг сдалось это разнообразие- если такой ценой. Йогурт убьёт планету!

-Эта проблема актуальна везде..  В Тайланде креветки и жареные устрицы раньше клали на лист банана. Народ столетиями ел с листика, и он не может понять, что пластиковая одноразовая упаковка это совсем другое. Тайланд превратился в помойку.

-Россия тоже.

 -В Англии  есть госслужбы, которые следят за сбором мусора. А здесь в России деньги в районном муниципалитете есть, но лучше начальник муниципалитета построит на эти деньги себе коттедж, чем  построит мусороперерабатывающий завод. В Англии  все от домохозяйки до министра обсуждают проблемы экологии. Когда растают арктические льды, может измениться течение и температура  Гольфстрима, климат в Европе может измениться, сельское хозяйство станет нерентабельным. Таянье ледников в горах, где берут начало реки, может привести к засухам. Планету может ждать голод…

 -А как с социализмом в Англии, мы провозглашали его, а они его вроде как построили…

-Если понимать под социализмом светлые благородные идеи, которыми когда-то мы руководствовались,  социализм  как  гуманное  отношением к тем членам общества, которые сами не могут выгрызать из окружающей среды свой кусок, то он в Англии построен…

-А если кто не то что не может, а просто не хочет выгрызать…

-В Англии, кто  не хочет быть предпринимателем, те улицы метут. Делай что хочешь- тебя взятками ни один чиновник не задавит. Открывай кафе, пошивочную мастерскую,  бусики делай -только что-то делай, а не сиди на шее у остальных! Малый бизнес всячески поощряется. Кто-то зарабатывает очень много, кто-то чуть-чуть, ну так тут прогрессивное налогообложение работает. Те, кто зарабатывают, те с детства понимают, что они должны делиться с теми, кто не зарабатывает, они понимают, что надо давать деньги на социальные службы,  строительство дорог, школ. В Англии  социум пришёл к осознанию того, что и культуру надо поддерживать, нужно деятелей культуры кормить и поддерживать. Книготорговля, например, вообще не облагается налогом. А налоги платят все добровольно и честно. Платят- и видят результат. Если на улице перегорел фонарь, и его не заменили, а за это заплачено налогоплательщиками- то тут же чуть ли не демонстрация на улицу выйдет. Молчать в тряпочку не будут. Тут, в России, уровень сознания и гуманизма меньше.

-У нас вот  смертную казнь ввести хотят.

-Ну-ну, так  проще решить все проблемы! Будете молчать- так  вам законы будут придумывать милиционеры. А уровень этих законов мы знаем- чтобы все ходили по струнке, и отдавали честь каждой фуражке.

- И вот Наташа приехала из Англии, и какой пример сопротивления бессмысленным постановлениям власти она своим бывшим согражданам  может преподнести?

- Я не стала бы такие громкие слова произносить. При слове «сопротивление» сразу вспоминается французское сопротивление фашизму.  Сопротивляться тут особо то нечему. Надо просто делать своё дело. Права то качать нетрудно. Труднее найти себе дело. Я вот привезла в Россию свою книжку «Незнакомок кино». Я 25 лет  ждала появления этой книжки. Я фотографировала группу «Кино», пока все были живы и  на пике популярности. Я 25 лет ждала того, чтобы созрели в России внешние условия для появления моей книги. В первые годы всё это было в подполье, а потом обрушились заводы и все структуры, занимавшиеся книгоизданием. Потом я уехала. Вот приехала, и, слава богу, всё можно.

-У тебя  в Лондоне своё издательство?

-Да, я уже 7 лет этим занимаюсь. Зарегистрировать всё оказалось легко и не дорого, 30 фунтов заплатила.

-Плюс налоги.

-Книгоиздательства в принципе не облагаются налогами. Если бы даже моё издательство приносило бы миллионные налоги.

-А что ты издаёшь?

-Я попыталась издавать современных русских авторов на английском языке. Оказалось, что англичане ещё не готовы нашу литературу воспринимать. Я издала книгу братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу», я считаю, что это блестящий образец  российской литературы. На фоне ажиотажа с «Гарри Поттером»  я сочла нужным выпустить эту книгу, тем  более, что они написали её на 40 лет раньше. Издала я книгу

«Максим и Фёдор» Шинкарёва. Я хочу, чтобы  англоязычная аудитория узнала менталитет современных русских, а не их менталитет времён Толстого, Достоевского и Чехова, интеллигенция английская и так   всё это хорошо знает.  Я издала книжку с фотографиями о русском роке- по мотивам  выставки «Через тернии к зёздам» Эта выставка  прошла в Бермингеме, Оксфорде, Эдинбурге, Кембридже, она проходила  в рамках фестиваля «Петербургу-300». Фестиваль стремился показать Россию как партнёра по обмену интеллектуальной собственностью, а не только  как поставщика сырья. В Лондоне прошло множество мероприятий: концерты, балеты, выставка. По просьбам зрителей я сделала фотоальбом, 100 фотографий, в нём была показана советская жизнь. Русский рок  родился под воздействием советских реалий. У меня там есть фотографии субботников, моржи плавают в Неве,  это всё экзотика для Англии. Полкнижки я уделила Гребенщикову, я его с 1973 года знаю. Вот он в НИИ, на кухне, вот другие рок-группы. Но на англичан это не произвело впечатления, музыку их они не знают. Я могла бы наврать, что был успех, но честно признаюсь- нет. Было большое внимание прессы, много интервью со мной вышло. Журнал «Кью» дал  4 звёздочки из 5  моему фотоальбому. Была шикарная презентация, на неё приезжала группа «Алиса», Дмитрий Шагин, всё это проходила в центре Лондона, в зале, где до этого играл «Роллинг Стоунз». Но на покупателя выйти не удалось.

После этой книжки у меня личная жизнь пошла наперекосяк, муж на меня как-то очень обиделся. Когда я занялась альбомом, мой муж, английский банкир, он меня приревновал. Пришлось развестись, вопрос был поставлен ребром- либо он, либо «мои глупости»- книжки, презентации, интервью. Либо ты- домашняя хозяйка, у тебя дом, сад, холодильник и холидей 4 раза в год, либо всякое этакое….

-Оторвавшись от банкира, удалось встать на ноги?

-Пытаюсь. Вот новую книжку издала: «Незнакомое КИНО». Я всю жизнь стремилась к независимости. У меня теперь есть своё дело, я занимаюсь главным делом своей жизни. Я фотограф по рок-музыке.  В конце 80-х я путешествовала с «Аквариумом», они играли на стадионах, в больших залах, я дарила фотографии журналистам, устроителям концертов… Потом от Магадана до Калининграда всё это начали печать всюду, нарушая мои авторские права, без подписи и бесплатно. И это до сих пор всё длится и длится. Сегодня на твоих глазах я купила две книжки про Цоя с моими фотографиями, я хочу поехать в Москву и добиться признания моих авторских прав.

 -То есть, Наташа,  ты можешь повлиять на Россию как цивилизационный момент… Можешь  заставить понять русских,  что такое авторские права!

-Нельзя брать чужое! Более того, сейчас у каждого, чьи авторские права были нарушены, есть шанс отстоять их в суде.

-Наташа, ты  человек питерский?

-Да, питерский, василеостровский. Мама моя была преподавателем университета,  преподавала испанский язык. Папа был шофёром, начальником транспортного цеха .

- А как ты попала в рок-среду?

-У меня был муж Васильев, он работал электриком в КБ «Алмаз». С его коллегой работал Генка Зайцев, он стал приходить к нам в гости. А у Генки были длинные волосы, джинсы, он любил «Роллинг стоунз»…

-А Васильев был обычный совок?

-Нет, он был необычный, ему в 16 лет не дали паспорт, потому что он носил слишком длинные волосы. Мы с мужем родились в один день, учились в одном классе, и праздновали день рождение вместе. После школы я  работала, поступила  в институт культуры, и ушла за два месяца до диплома. Меня задолбал научный коммунизм, это было выше человеческих сил – ссылаться на работы Ленина, Маркса, Брежнева. У меня ребёнок родился, я уже знала рок музыку, ходила на все сейшены, и мне было не до ленинских работ. Я ушла, и ни разу в жизни я не пожалела об этом.

-А как ты стала фотографом?

-Фотоаппарат мама мне подарила на день рождения в 15 лет, «Смену» за 8 рублей. Сначала я фотографировала кошечек и лютики, а потом пошли люди. Фотокружки были в то время, но всё это было такое противное. Единственный способ научиться фотографировать- это идти и фотографировать, проявлять, смотреть, что вышло. С цифровой техникой ещё проще. Самое важное- это взгляд, умение видеть.

-В Англии тоже фотографировала?

-Все 15 лет. Мы в Лондоне жили с мужем. Он любил путешествовать, в пятницу мы уезжали на машине, бронировали гостиницы, ужинали, гуляли, осматривали достопримечательности. Я фотографировала английскую глубинку. В один из приездов в Ливерпуль меня поразил  моряк в пабе. Ливерпуль- портовый город, очень напоминает Васильевский остров, тот же запах моря, моряки. Вдруг он  начал со мной говорить по-русски. Оказалось- моряк, бывал и в России. Тогда вообще  к русским относились с большим интересом. Сейчас меньше. За  последние годы в Англию приехало много  богатых русских, их дети приехали учиться. Много закрытых школ. Я хочу сказать, что это хороший знак. Если отцы- это часто жлобы, которые недавно спустились с нар, то их сыновья, получив образование в английской школе, уже жлобами не будут. Они ещё не будут походить на английских лордов, но прогресс налицо.  

- А вообще, Англия - тоже читающая нация?

-Что значит тоже читающая?

-Нам казалось что мы самая читающая страна, что у нашей интеллигенции была привычка собирать дома библиотеки…

-Нам много чего казалось… Нам казалось, что Нева самая большая река. Съезди, и посмотри на Темзу. Нам вдалбливали, что мы живём в самой лучшей стране. Это делали для того, чтобы там наверху власти могли спокойно паразитировать, а мы тихо бы сидели, зная, что мы живём в самом счастливом месте. А это не так. У нас не самый красивый и не самый старый город в  мире.

- А есть ощущение умирания Европы? Угрозы мусульманского нашествия?

-У меня нет. Была холодная война. Нам внушали, что нас хотят уничтожить. И из советского бюджета на это  уходил огромный кусок. Я приехала в Англию, и выяснилось, что и  им там пудрили мозги  такой же угрозой. Мне подружки по бизнесу сказали, что всё движение хиппи – власть цветам, свободная любовь – это всё произошло от того, что то поколение подумало: «Если нам всем всё равно умирать, то не лучше ли перед атомной смертью потрахаться как следует!». Из этого выросло движение хиппи и борьба за мир.   И там жировали те, кто производил оружие. И вот железный занавес рухнул, гонка вооружения рухнула, и вот какое-то время просуществовали в пустоте, когда и врагов то не было. И вот теперь нового врага нашли-  христианский мир против мусульманского мира…  Я тебя уверяю- это полная туфта. Это также выгодно тем, кто качает нефть и делает оружие. Нет никакого противостояния, это полный бред.

-А есть ощущение смерти рок-музыки?

-Там, как и здесь, смерти нигде нет. Тётка из издательства «Эксмо» 9 раз переиздавала книжку «Звезда по имени солнце», и я ей сказала: «Зачем вы воруете мои фотографии?  Давайте дружить, купите мои фотографии, у меня в архивах их тысячи, а вы печатаете только 5, да и то по-пиратски. И она сказала: «Мы покупать их не будем, так как издавать больше не будем. Рок музыки больше нет».  В этом утверждении о смерти рока  видна страсть к наживе. Рок-музыкантам внушили, что рок-музыка умерла, что они больше никому не интересны, и они все бросились бесплатно отдавать свои архивы, стихи, тексты, лишь бы их дело не было забыто. Так сделали большой тираж «Поэты русского рока», никому не заплатили за то, что их имена золотом выгравировали на обложках.

-Рок-музыканты должны сопротивляться!

-Да ничего они не должны! Просто, если людей долго держать в подвале, а потом открыть маленькую щёлочку и дать подышать, они скажут «спасибо»,  а выйти на солнечный свет, вдохнуть полной грудью- это им в голову не приходит. Не надо сопротивляться, надо музыку играть, писать новую.  В Англии никогда на рок-концертах я не чувствую себя старой. Там такие тётеньки приходят на  рок! Он же пришёл в Англию из Америки после второй мировой войны. Как раз заканчивался период после ужаса, голода, разрухи, затемнений. А тут - яркий свет, громкая музыка,  танцы, жизнь! Люди бросились в рок. 

-А какие сейчас в  Англии модные группы, направления в музыке?

-Я пытаюсь разное слушать, но прислушиваюсь к мнению своего зятя, молодого англичанина. Я его мнению доверяю. Но сказать, что я вникла в современную музыкальную культуру, я не могу. Все мои пристрастия связаны с роком.

 

Из моих впечатлений от книги «Незнакомое КИНО». Виктор Цой с младенцем сыном Сашей на родном проспекте Ветеранов, и у него засвечена левая часть груди, Наташа считает, что это сияние его сердечной чакры. Ещё- потрясающе красивые парни из «Кино» с накрашенными глазами и губами. Боже, какие по-славянски невинные и ладные  тогда были игры, без сползания до дна! Жена Цоя- носатая такая девица, типа меня. Домашние фотки Цоя- чудесные, они с годами будут становится всё более ценными, в них время ухвачено. Стиль книги-  живая речь Наташи. Недостатки- не все уже знают кто такой Гаспарян и Ильченко. И чем дальше, тем меньше будут знать. А книга- вещь для долгого пребывания во времени. Не хватает чётких биографических сухих справок в конце, кто есть кто из упомянутых и снятых в книге. Ещё недостаток- похожие фотографии с малыми изменениями деталей. Восприятие так устроено у человека, что ему уже не нужны повторы и схожие материалы, ему нужно всё разное и новое. А у Наташи много архивов- надеюсь, она при издании новых альбомов об истории  русского рока учтёт пожелания трудящихся.