Тимур Кибиров

КУЛЬТ БЕЗ МИРА и МИР БЕЗ КУЛЬТА

 

-Тимур Юрьевич, давайте поговорим с вами о внеморальном эстетизме. 

«Ведь сказано- нет книги безнравственной, а есть талантливая

иль не очень- голубой британец так учил.

Я ж это понимал ещё в девятом классе!

А нынче не пойму!» - это из вашего стихотворения, написанного в 90-е, кажется. А сейчас, сейчас вы также продолжаете не понимать, или опять уже понимаете? Что вы думаете о журнале «Риск»  и голубой литературе?

 

- По-моему тут сразу два не очень связанных между собой вопроса – о внеморальном эстетизме и о представителях сексуальных меньшинств. На первый могу ответить с исчерпывающей полнотой и простотой:  ничто внеморальное мне, к сожалению, не чуждо, но я, тем не менее, ко всему внеморальному отношусь крайне отрицательно. По поводу же гомосексуалистов могу сказать только одно  - всякие попытки дискриминации по этому признаку должно пресекать в корне, но внушать бестолковым подросткам, что это так же

нормально как и обыкновенные сексуальные отношения , по-моему, гадко и вредно. В первую очередь потому что это бесстыдное вранье.

 

-Опять же, о внеморальном эстетизме. Шахидки- ведь это красиво, не правда ли? Может это из-за визуальности? Потому, что наша нынешняя цивилизация ТВ, гламурных журналов, компьютеров- цивилизация визуальная, бесконтактная, сплошь построенная на эстетическом любовании красотою? Террористы это используют. Что вы думаете как поэт, работающий с другими энергиями, по этому поводу?

 

- Честно говоря, не могу согласиться с тем, что современная цивилизация как-то особенно преуспела даже в столь ценимой ею визуальности.  Видали мы времена и покрасивее. И в области визуального огрубление вкуса и одичание не менее заметны, чем в литературе. Одним словом, редукция. То самое опрощение, которого чаяли некоторые мыслители прошлых веков. И вот  стало очевидно, что, отказавшись от сложности  и невыносимой тяжести культуры, оказываешься в обществе не литературных благородных дикарей, а в среде дикарей настоящих, которые не только опасны, но еще и потрясающе вульгарны

и тупы.

 

-О подвигах. Все мы, кто из пионеров, воспитывались на преклонении перед подвигом, нас учили не  сильно любить жизнь, и побыстрее её отдать ради чего-нибудь более ценного.  «Значит, сны Веры Палны- не в руку. Павки с Павликами гибли зазря» ,- выразили вы открывшуюся постперестроечным людям истину. Сейчас собираются крупномасштабно переиздавать  «Как закалялась сталь». Что вы думаете о Павке Корчагине сегодня?

 

- Не вижу повода пересматривать свое отношение к этому удивительному произведению. А насчет подвигов  - тема совсем непростая.  С одной стороны культ героев всегда попахивает фашизмом, с другой же   мир без этого культа может превратиться в свинарник.

 

- «Скорей, друзья! Организуйте Нюрнберг, иначе не выжить нам!», оскликнули вы, но Нюрнберга так и  не было, всё как-то само собой рассосалось, потонуло в бытовых заботах народа, подверженного шоковой экономической терапии.  «Не считайте меня коммунистом. И фашистом прошу не считать!» ,- а дальше что-то про баяниста. Вы выразили охватившее многих отвращение к политике. И вы написали  «Леночка, будем мещанами!» . Вы и сейчас так любите восклицать?

 

- Восклицать я перестал, но в глубине души храню верность этому  мещанскому идеалу, который мне кажется единственно возможным на сегодняшний день воплощением пушкинской  обители тайной трудов и чистых нег . Только, к сожалению, идеал этот оказался, в моем случае по крайней мере, неосуществим. Или   пока неосуществим.

 

- «Где мне место отыскать?

Где отдельное занять?»

О, какой замечательный стих! Может, это наиглавнейший на сегодняшний день вопрос в России! Когда едешь на поезде по нашей всё ещё большой стране, то удивляешься, что так много кругом земли красивой, а Марья Ивановна, её дети и внуки тискаются в крошечной хрущовке друг на друге верхом и не могут разбежаться, так как мест свободных почему то нет вокруг... Иван Иванович ищет работу, но не может найти, а 10 миллионов китайцев и 3 миллиона украинцев- уже нашли. Почему так?  Какой то бес скученности навалился на Россию. Действительно, ГДЕ? Как вы справились с решением этого глубокого вопроса?

 

- Никак не справился. Но вообще-то, рискуя показаться нескромным, позволю себе процитировать собственные стихи: «Объекта эстетические свойства в конце концов зависят от субъекта» . То бишь всякое место может оказаться достойным проживания и даже любования, если в тебе самом наведен порядок. Только этого совсем не просто добиться.

 

- «Он не сможет простить эту кровь, эту вонь, эту кровь, этот стыд» ,- этот «он» - очень знакомый человек. Особенно, что он  этот стыд  не может простить. Что вы думаете о стыде? Мы все были воспитаны виноватыми какими-то, стыдящимися. Стыд за своё неприличное тело, стыд  секса, стыд за  сон в 8 утра, когда все идут на работу, за то, что высунулся, когда все промолчали... Сколько вокруг людей, стыдящихся вещи назвать своими именами. Стыд- это позитивно?

 

- Вообще-то я что-то не замечаю, чтобы в современной России многие страдали от избытка стыдливости и чувства вины. Ровно наоборот, по-моему. Самое простодушное и оголтелое бесстыдство   на всех уровнях и во всех сферах.

 

-Когда вы читаете свой стих про Русь-  «Так вольготно меж 3 океанов развалилась ты матушка-пьянь»  и т.д., а дальше-  «А любить? Да люблю я, отстань!»,- вам все бурно аплодируют. Вот так мы и любим её, матушку-пьянь, а она всё уже пропила. Может, всё же зря любим, прощаем, может, надо более жёстко с ней? Но тогда хлопать не будут...

 

- Дело совсем не в том будут или не будут хлопать. Стяжать аплодисменты легче, используя совсем другие способы . А зря или не зря любим   это ведь как и со всякой любовью   рационально тут ни черта не решишь. Тем более, когда речь идет о том, в чем сам замешан и за что несешь какую-то ответственность. Я ведь свои полвека не в Англии прожил.

 

-В конце 80-х вас вдруг пробило на жанр посланий. Вы вдруг словно увидели ближнего и захотели с ним задушевно поговорить, излить ему свою душу в стихах. Тоже и с телом.  «Дано мне тело. На хрен мне оно, Коль твоего мне тела не дано» , спорите вы с Мандельштамом.  «Ах, Зоинька, Зоя, где они, Господи, годы застоя?». У вас множество блестящих эротических стихов, где вы воспеваете любовь. Ваша муза, как и муза многих поэтов в конце 80-х, начале 90-х  была эротичная, сейчас  поэтов чаще всего посещает Муза порнографичная. С чем это связано, как вы думаете?

 

- Понятия не имею. А самую  эротичную  свою книжку я написал как раз в 2000-х годах. А  порнографические  сочинения просто гораздо легче писать, хотя по-моему скучнее и унылее. А читать их просто уже никакого терпения не хватает.

 

- «Медведь духовности великой там наступает всем на ухо»,- написали вы про библиотеку. Раньше много рассуждали о  духовности , которая почему-то была тесно слита с  классикой. Слушать Баха, посещать музеи, читать классическую литературу- это было признаком духовности. Причём радио насильно вливало эту духовность- одна

половина передач была партийной, вторая- классической. Что вы думаете о

духовности  сегодня?

 

- Я думаю, что это чудовищное слово и всерьез  употреблять его нет никакой возможности. Но поскольку другого я придумать не могу, отвечу честно:  я думаю с  духовностью  настоящая катастрофа, последствия которой могут быть тем более ужасны, что интеллигенция упорно отказывается это замечать и продолжает хихикать над теми, кто пытается по этому поводу тревожиться и блажить. Очень уж все боятся  звериной серьезности , настолько, что предпочитают предаваться животной веселости и скотскому разгулу.

 

- «Под собою почуяв страну,

Мы идём потихоньку ко дну.

Смотришь- вроде страна как страна,

А присмотришься- бездна без дна.»

 Может дно, оно всё таки есть? Может не так всё оно беспредельно? Каковы ваши ощущения сегодня?

 

- Вопроса не понял. Ощущения по поводу исторических судеб России все те же-

почти истерическая тревога, и страх, и попытки, иногда удачные, ухватиться за

что-нибудь, что внушает хоть какую-то надежду. Впрочем, такие же чувства

вызывает и весь современный мир.

 

-И ещё о родине-  «Над Родиной моей уже не Божий гнев, но Божья скорбь» . А был ли вообще у России период, когда над ней  божья милость  носилась? 

 

- Если верить Евангелию, Божья милость всегда и везде с людьми, и нет никаких оснований предполагать, что для русских сделано исключение. Но опять таки, согласно христианским воззрениям, для того, чтобы эта милость проявилась, человек должен быть к этому готов, то есть необходимо перестать безобразничать. Помните анекдот, где Господь взывает к еврею, который упорно молится о выигрыше в лотерею. «Рабинович! Дай мне шанс! Купи билет!»

 

-«Спросит Хайдеггер:  Что есть Ничто?

Ты ответишь:  Да вот же оно»

Часто ли вы с Ничто встречались и сильно ли оно вас мучает нынче?

 

- Чаще чем хотелось и меньше, чем заслуживаю.

 

-Вы внимательно наблюдали за постмодернизмом, и тонко заметили:  «Боже, чего же им всем не хватало? Словно с цепи сорвались! Логос опущен. Но этого мало- Вот уж за фаллос взялись!».  А как сейчас с логосом и фаллосом ситуация- что ваш поэтический ум наблюдает сегодня?

 

- Процесс к сожалению продолжается и конца краю этой свистопляске я лично

не вижу. Впрочем, не исключено, что это недостаток моего зрения.