Ирина Колесникова

В Петербург на один день приезжал знаменитый европейско-голивудский актёр Рутгер Хауэр. Он снимается в российском фильме, играет, как обычно, ужасного и пленительного в своём зле  злодея и маньяка. Встретить яркого  блондина Рутгера Хауэра удалось в Доме офицеров, где он давал мастер-класс нашей петербургской известной балерине Ирине Колесниковой, звезде труппы Тачкина. Ирина и Рутгер заперлись в большом репетиционном зале, оттуда раздавалась музыка и реплики, в замочную скважину удалось сфотографировать увлечённого беседой великого 65-летнего актёра и внимающую ему приму-балерину. Потом Рутгер Хауэр откланялся и поспешил на киностудию. Выглядит он отлично- узнать его можно за версту по его фирменным волосам, ярким голубым глазам, твёрдому стройному лицу, подходящему как для игры в демона, так и в ангела. Великий актёр  давать интервью отказался, зато удалось побеседовать с Ириной Колесниковой. Кстати, она чем то похожа на Рутгера, у неё тоже ангельское, но твёрдое  очертание лица, большие выразительные глаза, интересно выстроенные губы, пригодные для трагических ролей. С таким лицом Ирине бы не только балетом заниматься, но и в кино играть, крупные планы её были бы очень интересны.

 

-Мы давно общались с Рутгером, и когда совпало наше пребывание здесь в Петербурге, он предложил встретиться и дать мне мастер-класс.  Я была удивлена, но на самом деле я очень рада тому, что случилось, так как тут есть возможность по иному подойти к актерскому  в партии,- говорит Ирина.

-Может он хочет с вами кино снять? Рутгер Хауэр ведь не только актёр, он ещё и режиссёр, его короткометражный фильм занял престижные призы на кинофестивале в Париже.

-Нет, ничего такого он не говорил. Он попросил меня что-то почитать, что-то рассказать. Он мне одну показывал, как на одну и тоже роль можно посмотреть с разных сторон. Я показывала те вещи, которые я танцую, он хотел добиться от меня, чтобы не только тело говорило во время спектакля, а ещё и лицо, глаза, улыбка.  Чтобы внутри что-то было.

-А где вы с голливудским светилом познакомились?

-Познакомились в Африке. В Кейптауне. У нас были гастроли, он узнал о наших спектаклях, пришёл, познакомился с нами, разговаривал с нами за кулисами. Для меня это был комплимент- он не поверил сначала, что Одетту и Одиллию танцуют не две  разные танцовщицы, а я одна.  Ему жена подтвердила, что действительно эти партии  исполняет одна балерина. Моя задача удалась. Мне удалось передать два разных характера.

-А что Рутгер Хауэр – поклонник русского балета? Или просто поклонник балета?

-Нет. Он рассказал мне, что у него  в семье занимались танцами, и он сам  тоже пробовал танцевать. Но он не большой поклонник танца. В Африке тогда он первый раз видел балет. Ему  он очень понравился.

-Потом он ещё бывал на ваших спектаклях?

- Больше на спектакли он не приходил- наши графики не совпадают, но с тех пор мы с ним переписываемся и звоним друг другу.

- Рутгер  первый раз оказался в Петербурге?

-Он  здесь уже второй раз, он снимается в русском фильме, играет очень отрицательного персонажа. Сейчас приехал на озвучку. Премьеру мы увидим уже в апреле.

-А каковы ваши артистические планы?

-Сейчас мы едем в Великобританию, весной будет турне по Европе- по  Франции и Италии.

-Вы много партий исполняете?

-Не так много, как мне хотелось бы. Всего 6-7 балетов. Я прима балерина, и во всех играю ведущие партии. Хочется больше работы. Любимые роли- Маша в Щелкунчики, Жизель, Баядерка, Спящая красавица.

-Как вам кажется, интерес западной публики к русскому балету не остывает?

-Сейчас такая ситуация, когда очень много театров выступают на гастролях, много трупп  очень низкого качества гастролируют по миру, показывают русский балет. Чаще всего набирают сборную солянку из танцоров, дают громкое название:  «Санкт-Петербург Балет», или «Москоу балет», и едут в турне по Голландии, Франции. У них плохие декорации, костюмы, не очень высокое исполнительское мастерство. И они портят репутацию русского балета. Когда мы приезжаем, нас уже знают, всегда мы встречаем очень горячий приём.

-То есть знатоки знают, что труппа Тачкина- это хороший балет.

-Да они запоминают, и уже ждут наших приездов. В Великобритании всегда очень хорошо нас встречают. Большие ящики с прессой, журналисты нас любят. Во Франции мы только начинаем завоёвывать публику. Мы три раза были в Париже, открываем новые города.

-Репертуар вы будете расширять?
-
Пока нет. Планов много, но экономический кризис.

-Он заметен?

-Конечно. Для частной компании, которая ни копейки от государства и спонсоров не получает, он ощутим.

- Вы главная звезда в балете Тачкина?

-Так получилось, что у нас два бренда- это «труппа Тачкина» и «Ирина Колесникова». Но сейчас у нас много молодых перспективных балерин, театр живёт и развивается. В основном к вам приходят после Вагановской Академии.

- А как в Рутгером переписываетесь? На английском языке?

.-Да.

-Часто встречаетесь?

-Несколько раз в кафе встречались, пили кофе.

-А в российском кино вам не предлагали сниматься?

-Пока нет. Я вообще с трудом представляю, как можно абстрагироваться от софитов, людей. Это другой мир.

-Но и в балете тоже самое- публика, освещение…

-Рутгер мне сказал такую же фразу. Нет, в балете  другие ощущения. Музыка ведёт.  

-Вот Рутгер играет  ужасных кровавых маньяков, а в жизни, наверное, как водится- полная противоположность своему кинематографическому образу… Добряк, наверное?

-Да, это так.