Галина Коростик

Отбросим брёвна маркиза де Сада.

 

Супер-гипер крупный план. Дань тэпохе близорукости или эпохе специализации. То что интересно – рассматривается в лупу. Остальное за кадром. Дамы и кавалеры не влезают в рамки оттого что детально проработанного франмета достасточно как одной страницы мзысканной ипрозы достаточено чтобы полюбить всё что написано автором и до и после и совсем случвайно.

Женский эротокосмизм художницы полон лёгкой постмодернистской иронии. Свет преоблпдает над грустью тоскующей плоти, лёгкре дыханипе вееи всюду как патрибут исинной красоты. Флакон с духами намёк на женственность, женское сияние вовне.

 

Галина Коростик- одна из петербургских художниц, чей почерк узнаваем слёту. Что бы на её графических листах не было изображено- это всегда не наш мир. Но это всегда мощное дыхание Серебряного века, это флюиды старого Петербурга, это  всегда вычищенная от размытости и случайности реальность, это всегда упругая, даже чересчур упругая и гладкая, какая-то немного конфетная  линия. Это всегда игра и заигрывание, кокетство и «лёгкое дыхание», разлитое в воздухе.    

Персонажи Галины Коростик всегда даны слишком крупным планом. Изображению тесно на листе, оно обживает пространства вглубь и вширь, бесконечности из зеркал и намекает на возможность безграничной экспансии за пределы формата. Героиня с полурастегнутым воротничком теребит за пуговку игрушечного Арлекина, повторяя со своей   игрушкой то, что делает с ней взгляд художницы. Тайна разоблачения и подглядывания. Вот гимназистка пытается разглядеть  в лупу прекрасную стрекозу, погружаясь в мир, недоступный обыденности человеческого глаза. Вот дремлет девочка над раскрытой книгой, уводящей вглубь, и очки блестят над её прикрытыми глазами. Вот поцелуй с Пьеро, а в руке у капризной Коломбины –кукла-клоун, игра в игре, где не добраться до дна реальности. Дальнобойщик пронзает пространства дорог, окружённый плотным кольцом своих взрослых игр и привязанностей, которые всегда рядом. Икона, плюшевый болтающийся шмель, ёлочка и обнажённая красотка – джентельменский набор настоящего мужчины, и непременная бирюлька – сигаретка в румяных губах. Всё для уюта и тепла во враждебных вихрях пространства. Вперёд, игрушка судьбы на игралище дорог. Сплетение микро- и макрокосма. Игры с величинами, уводящими в бесконечность.

Собственно, все работы художницы – о Стране Чудес, в которой побывала Алиса. Сквозная тема её работ. Один шаг в сторону, и происходит чудо, незыблемый, привычный до отупения мир, рушится. Галину интересует инобытиё, никогда не равное познанному  и увековеченному, всегда очищенное от шелухи и мусора, похожее на сон во сне. Полосатая карусель под чёрным коробочным провалом неба, ленточно извивающиеся флажки. Игрушечные луна и солнце на палочках. Девочке, в полосатом колпачке и платьице, снится она сама, держащая за пуговку Арлекина. А тот безнадёжно спит. Кто кому снится? Мы ли куклы во снах кукол, или они?

Много работ Г.Коростик вдохновлено материнством, прелестной дочерью Лизой, её взрослением. Пожалуй, только художница Зинаида Серебрякова так пристально и любовно воспевала девичье детство  в своём творчестве. 

            Галя Коростик родилась в семье железнодорожников, одной из первых её  картин стала роспись пристанционного домика, чью многометровую стену она покрыла монументальным изображением белки. Рисуя, Галя уходила в какие-то немыслимые миры. Много лет спустя она увидела фильм «Пятый элемент», и с изумлением обнаружила своих фантастических персонажей из детских рисунков воплощёнными в этой картине. Иногда Галине казалось, что, если бы она не стала бы своё воображение выплёскивать на бумагу, то могла бы сойти с ума…

Потом возникло желание поступить в Мухинское училище, для этого Галя пошла в ученицы к Андрею Геннадьеву. Там её ждала не столько академическая подготовка, сколько безудержная ежедневная карнавализация действительности. Молодой красивый художник представал перед ученицей то в бархатном  камзоле, то в шляпе с пером, то её наряжал в средневековую даму, чтобы изумить своих гостей. А гостями Геннадьева были художники, которых из истории питерского андеграунда уже не выбросишь. Есауленко, Вальран, Рухин  Вообще в 80-е в нашем городе была мощная сказочная линия, многие художники уходили от постылых реалий загнивающего переразвитого социализма в мир волшебных грёз. В работах Галины Коростик невозможно не увидеть отзвуки «сказочников» Владимира Гоосса, Владимира Лисунова...   

            Созданное Галиной быстро расходится по частным галереям и коллекциям. Многие её работы, пронизанные   русским петербургским шармом, выставляются в Лондоне и США. 

            Неожиданны ностальгические листы «Чистюля» и «У светофора». В раздевалке женского класса общественной бани, в платочке, детском лифчике с резинками и коричневыми, в рубчик, чулочками, ребенок с непременным послебанным яблоком… Кусочек мамы в преувеличенно красивой кружевной комбинации. На крючке – банный номерок. Откуда, в каком закоулке памяти удалось его сохранить художнице? Нельзя не быть ей за это благодарной…  Беззащитная девочка в резиновых –о, каких узнаваемых!- сапожках, с рукавичкой на верёвочке, в мальчиковой шапке-ушанке. Удивительный взгляд сквозь колёса тяжёлых очков. Дитя, в бедности или в гимназической ухоженности, пытается увидеть что-то своё в мире, который дарят ему взрослые и Господь Бог.

Дивный пейзаж в работе «Естествознание», какой-то неуловимо набоковский, с деревцами, подобными леденцам на палочке или шарам на верёвочке, игрушечный самолётик в небе, словно декорации театра. Героиня этой игры, в матросском костюмчике, полна конфетной грации и жестокой невинности легкомыслия, столь знакомого всем  естествоиспытателям. Томик энциклопедии намекает на возможность культуры сдержать экспансию детской любознательности. Резвость девочки и оцепенение девушки, зеркальная чистота глаз

 Набоков? Бунин? Пастернак? Страницы несуществующих литературных миров и постмодернистских романов, обретших зримую плоть под кистью художницы. Кстати, Галина Коростик- одна из немногих художников, которые ведут горячую дружбу с литературой, вдохновляются книгами, отслеживают новое, являются талантливыми  читателями с изысканным вкусом. Многих поразили графические листы Галины на темы ароматов- муксуса, амбры, ванили… Дамы в немыслимых нарядах и шелках  идеально соответствовали ароматам, которые всем своим обликом и аксессуарами визуализировали. Эти работы были навеяны чтением Патрика Зюскинда. Совершенно непонятно, почему современные издательства Галину до сих пор не вовлекли в иллюстрирование книг  А графическими листами «Ароматы» заинтересовались парфюмеры, правда, пока до сотрудничества дело не дошло.

Потом была выставка «Комфортабельный модернизм грязной эстетики»  в «Бродячей собаке». «Слово «комфорт» означает максимум удобств, ничего неприятного и раздражающего. Модернизм предполагает надменную вычурность современности, излом и нерв времени. Грязной эстетики и вовсе не существует.»,- так объясняла мне название своей выставки Галя.

 

-Галя, всё же главная тема твоих работ- это эротика! У тебя даже апельсины и бананы эротичны… Не говоря о грушах.

-Мне хочется вернуть эротику в сферу искусства. Сейчас, когда телеэкран сделал обладание женщиной делом массовым , лишённым тайны, перевёл   экстаз в сферу  товаров и услуг, хочется остаться за гранью потребительства. Чувства можно имитировать, но нельзя приобрести ни за какие деньги. По настоящему чувственному человеку надо мало… Бревну- много. Маркиз де Сад чего только не делал, а удовольствия не получал».

            -И ты хочешь показать, как можно оставаться «на грани»? Касаясь самого наружного, нежного проявления, не обнажать  бездн, способных завести бог знает куда?

            - Экстремальные желания, распирающие человека, имеют приличную, буржуазную упаковку, они готовы для комфортабельного употребления. Я за возрождение искренности, которая выглядит сегодня как сентиментальное ретро. Эротика мною показана в стиле светского примитивизма, в формах карнавала, игры, трепетного отношения к предмету и материалу.

            -Кстати, а как ты относишься к доктору Щеглову, нашему идеологу эротизма?

            -Я его не люблю. Для него главное- это чтобы не было комплексов. Это не решает проблем человека… Ведь дело не в том, как получить, дело в том, как не пресытиться…

           

В мастерской на Коломенской у Гали я вижу всё время новые работы. На этот раз это были иллюстрации к сказкам Гоцци, графические листы, навеянные египетской мифологией.

 

ВОПРОСЫ для читателей

  1. На работе Г.Коростик, посвящённой сказке Гоцци, мы видим три апельсина. В какой ещё знаменитой сказке Гоцци судьбоносно присутствует число «3» и в каком именно виде?
  2. Один из любимых писателей Гали Коростик- Карлос Кастанеда. Согласно учению Дона Хуана человек может превращаться в трёх животных. В каких? Одно из этих животных Галина очень любит изображать в своих картинах.
  3.  Одна из работ Галины была продана на крупнейшем мировом аукционе. Это не Сотбис и не Кристи. На каком?