МИТЬКИ

МИТЬКИ -20 ЛЕТ СПУСТЯ

            Митькам- 20 лет. В арт-подвале «Бродячая собака» пройдёт юбилейная выставка митьковской графики и фотографии, на подводной лодке «Народоволец»- выставка их живописи, в галерее «Сельская жизнь» выставится «принцесса Митьков» Ирина Васильева. 

            В далёком 1984 году геолог-картограф  Владимир Шинкарёв с научной тщательностью собрал  россыпи баек,  высказываний, картинок своих друзей- Мити Шагина, Ольги и Саши Флоренских  и назвал книгу «Митьки». По одной из версий Митьком называл ласково своего сына Шагин –старший, художник Арефьевского круга, и вскоре Митьками стали называться все друзья Шагина-младшего. Говорят, что от художников Арефьевского круга Митьки переняли не только   серьёзное  отношение к живописи,  скрывающееся под формой лихого наива, но и ношение тельняшек. В тельняшке задолго до появления Митьков любил щеголять художник Рихард Васми.

             Надев традиционную бытовую одежду  русского народа, переняв его любимые привычки, стиль речи и поведения, Митьки  сохраняют  элитарность мастерства и аристократизм творчества. Что-то есть  удивительно привлекательное- в облезлом интерьере коммуналки, со стаканом бедного чая в руке, беседовать о новейших течениях в искусстве, демонстрируя победу жизни духа над жизнью материи.  Европейская мода на фриков в эпоху яппи совпадает с культивируемым Митьками русским юродством.

            Первые выставки возникшего художественного объединения проходили в глубинке, всё по устьям- в Усть-Ижоре, в Усть-Нарве. Это стало традицией. Митьки- единственное художественное движение русского андеграунда конца 20 века, возродившее традиции передвижников и ориентированное на хождение «в народ».  Они по-настоящему народные художники, русскому народу известные и им любимые. В народ Митьки ходят до сих пор,  с выставками они объездили всю Россию вплоть до Хабаровска.

            «Митьки не хотят никого победить, и поэтому они завоюют весь мир»,- один из их знаменитых лозунгов, над воплощением которого они беспрестанно трудятся. Началась перестройка, Митьков выпустили на вольные валютные хлеба, Алексей Учитель снял фильм «Митьки в Европе». Париж- уже давно митьковский город.

            Не желая никого победить, они, тем не менее, смогли одержать победу над  собой. В середине 90-х самолёты с российской богемой, страдавшей от алкогольной зависимости, отправлялись рейс за рейсом в Америку. Американское общество анонимных алкоголиков спасло наше отечественное искусство. Митьки бросили пить вместе со всей страной, вступившей на путь жёсткого, трезвого развивающегося капитализма. В настоящее время вместе со всей страной они ностальгируют по утерянной социальной защищённости, дерзят олигархам и любят петь революционные песни. Митьковское издательство, возглавляемое Михаилом Сапеги, называется «Красный матрос», но отличается буржуазным качеством издательских проектов.  

            Ходят слухи о так называемом «митьковском генофонде». С самого начала Митьки с удивительным нюхом чуют запах восходящих звёзд и вступают с ними в  плодотворные для той и другой стороны контакты. Цой, Гребенщиков, Хвостенко и до сих пор всё самое талантливое, что появляется на российской  артсцене, проходит через дружеские контакты с Митьками. Митьки любят всё самое вкусное и свежее в культуре. Есть в них что-то от медведей- крупные, всеядные, ведающие мёд, подвижные, несмотря на внешнюю хитрую неуклюжесть. Гибкие. Заламывающие. И т.д. и т.п. Медведьки, одним словом.

            Войдя в роль презентанта русского народа, они демонстрируют необъятную широту его души. В объятиях у Митьков оказались представители самых разнообразных и несовместимых течений- от московских концептуалистов до осумасшедшевших безумцев, от фольклорного Псоя-Короленко до  хиппи Умки. За этой раздражающей всеядностью тем не менее скрывается хороший вкус. Народность Митьков элитарна, она не переходит ватерлинии попсы.

            За долгие 20 лет Митьки расширяли свой состав и укрепляли ряды своих архетипов. Воплощением митьковства в искусстве и жизни являются замечательные художники- «дедушка» Владимир Яшке, Ия Алексеевна Кириллова, Андрей Кузнецов- (Кузярушка), Андрей Филиппов (Фил), Иван Сотников, Ирина Васильева, Алексей Митин.  Владимир и Виктор Тихомировы,  Михаил Сапего несут  митьковские идеи в литературу, Дмитрий Горячев- в фотографию.

            Митьки 20 лет спустя- это не только успешно продающиеся картины, книги, СД-диски , не только разнообразные выставки в выставочном зале Митьки-ВХУТЕМАС, не только  концерты, фильмы и мультики, но прежде всего не увядший в новых временах бренд, можно сказать, освежающийся непрерывно. Эклектика на поверку оказалась  востребованным стилем.

С юбилеем, Митьки!

Полосатая связь с народом.

           

            Год назад Митькам исполнилось 20 лет, этим летом  митьковскому издательству «Красный матрос»- 10 лет. Как известно, Митьки никого не хотят победить, и поэтому они завоюют мир. Насчёт завоевания мира- это пока не факт, но то, что на родине  Митьков знают все- это реальность. Митьки, то ли воплотившие в своём творчестве, то ли породившие своим творчеством  этакого типично русского конца 20 столетия - братка в тельняшке, с бутылкой в руках, с широкими братскими  объятиями и активной жизненной позицией, часто выражающейся в мудрых народных фразах, Митьки продолжаются.

            Очередное порождение «Красного матроса»- книжка Владимира Шинкарёва с фотографиями Юрия Молодковца «Митьковские пляски», созданная по идее редактора «Матроса» Михаила Сапего. Если в 80-е и 90-е базовым искусством Митьков  как «художников общего профиля» была живопись, то теперь базовым искусством они провозглашают танец.

            Интересная переориентация, между прочим. Митьки, как попытка воплощения в своей творческой группе национальных черт, всегда отличались широтой сердечных увлечений и почти ренессансной многогранностью, они занимались не только живописью, графикой, фотографией, но и писали прозу, стихи, делали кино и снимались в кино, имели свой  выставочный центр «Митьки-ВХУТЕМАС», удивлявший  повышенной чуткостью ко всему новому и творческой  всеядностью. К тому, что ныне наиглавнейшим из искусств Митьки провозглашают танец, следует отнестись со всей серьёзностью, ибо Митькам всегда было присуще какое-то звериное чутьё и инстинкт на изменение поветрий и флюгеров  в обществе.

            Митьковский идеолог В.Шинкарёв подводит плотную теоретическую базу под обоснование нового центра в симбиозе митьковских искусств. Глава «Общая теория митьковской пляски»  озарена мощной антибуржуазной вспышкой. Митьки- это вовсе не среднестатистический срез нашего общества, так как в нём невозможно необоснованное обогащение меньшинства. Сразу хочется возразить- а что, среднестатистическому нашему срезу присуще обогащение меньшинства? Мне кажется, в этом срезе процент этого меньшинства так мал, что его величина близится к нулю, если взять не Москву и Питер, а всю Россию. Далее Шинкарёв клеймит законы «открытого общества», поощряющего своих «нажористых» членов в их скотском продвижении в будущее по головам менее конкурентоспособных членов. При этом в умилённых тонах цитируется Петр Кропоткин, считавший инстинкт взаимопомощи, присущий «закрытому обществу» вершиной эволюции человека, Конрад Лоренц, называвший конкуренцию глупой и ведущей к инфаркту, и  Г.К.Честертона, заявлявшего, что дурак в открытом обществе лучше умного, если он достаточно подл. Восхваляется общинный характер русского традиционного общества, свод законов  Чингис –Хана, парадигмой которого был принцип взаимопомощи.  Почему то при этом приходят мысли о сталинском обществе взаимопомощи посредством ГУЛАГа.

            Главный афоризм новой митьковской идеологии: «Митьки одель и ядро традиционного общества». В своей новой книге «Красный матрос» показывает, по какую сторону баррикад ныне находятся Митьки- конечно в оппозиции главному курсу страны на «открытое общество» с человекопожирающим  оскалом, как и положено интеллигенции, конечно на стороне обедневшего и не желающего принимать участие в конкурентной борьбе уже сильно поредевшего и поубавившегося народа.

            На фотографиях Ю.Молодковца мы видим заматеревших Митьков- А. Флоренского, В.Шинкарёва, Митю Шагина и Виктора Тихомирова в тельняшках, Михаила Сапегу  в детской шапочке с ушками, они запечатлены в моменты  исполнения «хлопков руками по голеням», «моталочки с одной ноги», «присядки вдвоём с ударом подошвой о подошву партнёра» и т.д. Несмотря на солидные габариты  и зрелый возраст эти мужчины глаза имеют по детски светлые, пластику тела- гибкую и податливую. Это смешно, так как вызывает понятно какие шутки о последующем радикулите, это трогательно, так как навевает какие-то смутные образы из  детско-садовского, не знакомого современным детям. Это какая-то новая наивность, новое впадение в детскость, что особенно ценно- так как дети в нашем открывающемся обществе  являются самым позабытым объектом художественного отражения, осмысления и воздействия. «Будем как дети»! Русские так долго были детьми- со всеми этими играми в отца-барина и деток-крепостных, в передовых носителей коммунистического знания и умственно отсталых подчинённых. Так долго в отцов-детей играют разве что в Африке где-нибудь.  На фотографиях Молодковца Митьки- это зрелые мужы-отцы, передающие опыт своих детских плясок новым детям.  

            Митьки демонстрируют  возрождение через своё тело не только поз и жестов социалистического прошлого, но и архетипических  жестов русского народа (на описание движений оказала влияние работа Н.Суханова «Русские пляски»), за которыми стоят уже даже и не люди, но боги (Мирче Элиаде). Как это всё по русски- непременная заминка, «притоп на месте», с которого начинается движение русского человека,  «русский ход с броском ноги вперёд» (разбежались, родимые), все эти национальные «ёлочки», «верёвочки», «ковырялочки» (задумались, без рефлексии никак нельзя), нелепые «движения с подскока», какие-то рабские, но и насмешливые странные «присядочные движения», переходящие в «ползунок». И- концовки, с дружелюбным, но и намекающим на удаль молодецкую размахом рук.

             Митьковский танец, как  «центральный пункт идентичности человека»,  должен являть собой возвращение русского человека  к своему здоровому общинному состоянию, свидетельствующему о  сохранности «этнокультурной доминанты». Главное- не  откуда ты, во что веруешь, и сколько у тебя денег, а как ты пляшешь. То есть стоит тебе сплясать «присядку с ковырялочкой», и ты – свой, традиционный,  не испорченный, не из «открытого общества», в котором искусство отказалось от канона, структуры и формы (тут на подмогу Шинкарёву приходит давний друг Митьков, поэт и теоретик Дмитрий Александрович Пригов).  И вообще в открытом обществе принято плясать «рэп со СПИДом», а призывы сплясать «ковырялочку» вызывают остроты по Фрейду.

            На презентации  выставки Ю.Молодковца и книги «Митьковские пляски» в Центральном музее Связи имени А.С.Попова  фотографии пляшущих Митьков были расставлены прямо под нашим отечественным натуральным космическим спутником. Под пафосную музыку прибежал клоун из «Лицедеев» Анвар Либабов в космическом скафандре и устроил братание с Митьками, демонстрируя восстановление утерянной связи поколений и всего прочего, что было порвано за годы строительства «открытого общества». Однако сами митьковские пляски показаны не были. Не плясал никто- ни Митьки, ни их дети, не присутствующие, что входило с противоречие с утверждением Шинкарёва о том, что «в закрытом обществе пляшут много и упорно»- «так, что выбоины образовывались по бедро» (речь идёт о поколение Чингис-Хана). То ли общество у нас так открылось, что уже не до танцев, то ли Митьки не правы.

            Хотя что-то в этом всё же было очень точное. Вместе с русским народом Митьки из нижнего белья предпочли полувоенную, намекающую на тягу к приключениям и морской воле тельняшку. Вместе с народом Митьки демонстрировали национальное пристрастие к изменённому сознанию при помощи народного напитка, потом- освобождение от него в трудоголические годы  строительства основ капитализма. Теперь, когда побеждает цивилизация бессловесного Образа, музыкальных засасывающих дрыгалок на экране, Митьки, при всём их трогательном пафосном призыве к занятию наивысшим видом из искусств- танцу, в котором  «человек сам становится инструментом, песнью и творцом» ( Марк Волошин), Митьки , увы, демонстрируют скорее виртуальное революционное  пожелание, чем настоящий призыв к подражанию и действию. Кстати, выставка митьковских танцевальных поз в Музее Связи была окружена массой ноутбуков. Что создавало образ надежды- надежды на то, что традиционные русские телодвижения соединят русский распавшийся в открытом космосе-обществе народ хотя бы виртуальной связью.