Мюзиклы и Андрей Петров

 

Андрей и Бродвей

 

Мало кто знает, что наш замечательный ленинградский и петербургский композитор Андрей Петров любил мюзиклы. И даже написал мюзикл по произведению Александра Сергеевича Пушкина «Капитанская дочка».

Мы общаемся с Татьяной Ермолаевой из центра «Альянс», который уже много лет занимается тем, что привозит в Россию лучшие американские мюзиклы, организует мастер-классы для русских артистов, желающих работать в этом жанре.

-Андрей Петров очень любил мюзиклы. Он дружил со многими артистами, режиссёрами Бродвея. Посещал неоднократно театральный центр Юджина О Нила в Вотер-Форде в штате Коннектикут на берегу океана. Там проводились музыкальные конференции, посвящённые развитию мюзиклов. Один из руководителей центра, Джордж Уайт, член Национального Совета по культуре, назначенный Президентом США, был другом Андрея Петрова. Он был в числе немногих, кто в годы «холодной войны» организовывал гастроли российских артистов в Америке. Интересно, что и  Андрей Петров был практически первым, кто привез в  СССР мюзикл  «Иисус Христос - Супер Стар» и познакомил с ним слушателей.  Андрей Павлович проникся культурой американского мюзикла, и сам  написал свой мюзикл лет 10 назад. На английском языке было написано либретто, Андрей Петров написал чудесную, живую музыку, он мечтал  поставить «Капитанскую дочку» на Бродвее или в Петербурге.

 -Но всё же непонятно, почему он этого не сделал?

-Мюзикл- это очень дорогой проект, это тогда было нереально. К тому же «Капитанская дочка» всё же осталась не совсем доработанной. С музыкой не было проблем, проблемы были у пьесы. Американка Эллис, выступая как режиссёр, была вскоре вынуждена выступить и как драматург. Она дала  сильный толчок  сюжету. У неё суд над Гринёвым  стал  стержнем. Это было удачно. Получилось всё в соответствии с жанром мюзикла- сильная любовная история, хорошо проработанные характеры.  Но всё равно что-то сталось недоделанным. Возможно, нужен новый автор и новая пьеса, новый переводчик. Премьера мюзикла была в 2003 в Бостоне, это  было первое прочтение  в костюмах, потом подобное прочтение сделали здесь, в Петербурге, в Эрмитажном театре.

-В Эрмитажном театре? Но это плохое место для мюзикла! У нас же есть «Мюзик-Холл»! Почему бы центру  с таким названием и таким залом не стать центром развития русских мюзиклов? Хотя сейчас «Мюзик-Холл» в основном стал площадкой для фестивалей современного танца...  

-А кто сказал, что мюзикл- это что-то вроде оперы? Спектакль «Мата Хари» получил премию «Тони», и это странный мюзикл, там не поют, там только танцуют, но там много актёрской игры! И у американцев были сомнения на Бродвее, мюзикл ли это.

-Надо показывать мюзиклы  в Октябрьском, или в Юбилейном.

-Не удалось бы собрать зрителей.

-Но почему?

-Американцы говорят, наблюдая за нами, что  наша беда- это отсутствие информации и отсутствие общения. Мы делаем такое дело, а  пресса нами не интересуется. Мы однажды привезли мюзикл «Жизнь или театр» о 26-летней Шарлоте Саломон, погибшей в концлагере Аушвиц. Это художница из семьи музыкантов, где 8 женщин  покончили жизнь самоубийством. Это была очень интеллигентная еврейская семья, назревал фашизм, в Берлине эта девочка, чтобы бороться  с проклятием в семье, стала художником. Её тётя была певица, Шарлота тоже собиралась стать певицей, но она решила изменить свой путь и стала писать акварели. Она написала 800 акварелей, которые назвала «Жизнь или театр».  Это такой немецкий экспрессионизм потрясающий. И вот перед тем, как идти в Аушвиц, будучи беременной, она отдала свои работы своему врачу,  и он их спас. Этот мюзикл мы показывали в Эрмитажном театре, он сопровождался показом работ Саломон.

-Ничего себе, какой сюжет у мюзикла! Для русского это был бы повод написать  драму, трагедию.

- К нам приехало ТВ,  но оно приехало на скандал- как же – Бродвей в Эрмитажном театре! Для русских мюзикл это танцы с перьями. Но перьев не было, ТВ уехало, им было  неинтересно.

-Но согласитесь, у нас всё же распространены представления о мюзикле как о лёгком жанре. Вот как выглядят массовые танцы в «Капитанской дочке»?

-Мюзикл открывается балом в зимнем дворце, потом  есть массовые  пляски в  лагере Пугачёва… Жанр мюзикла настолько разнообразен!  Ещё Дягилев пытался синтезировать разные виды искусства, и это дало волну, всплеск.

-А есть ли сейчас проект полноценной масштабной постановки «Капитанской дочки» на Бродвее?

-Джордж Уайт надежды не теряет. К сожалению, это очень дорогостоящий проект, минимум нужно 10 миллионов долларов, нужен оркестр, костюмы и т.д. Это финансовый риск. В Америке мюзикл продюссируется не обязательно людьми из музыкального мира, это могут быть любые инвесторы, и для них это риск большой.

-Ну, у  нас тоже страна богатая. Можно было бы найти инвестора и у нас, скорее, чем в Америке. И поставить на Бродвее! И инвестор, скорее всего, нашёлся бы в Москве…

-В Москве мюзиклы идут полным ходом, как паровоз. Сейчас там поставили  мюзикл «Чёрная уздечка для белой кобылы» или наоборот. У них есть фестиваль мюзиклов «Музыкальное сердце», там нет шедевров, но наличие фестиваля показывает интерес к этому жанру. Вообще в Москве сейчас большой бум.  Мюзиклы ставятся и ставятся. Недавно в Москве, в Гнесинке, даже открыли отделение современного вокала, которое будет готовить артистов для мюзикла.

-А у нас  учиться мюзиклу негде?

-У нас есть отделение оперетты, которое могло бы расшириться до мюзикла. Но пока этого не происходит. У нас много творческих  людей, но нет специально подготовленных актёров, которые могли бы  прочитывать мюзикл. Вообще у нас в Петербурге в этом  жанре мало что делается. У нас есть театр мюзикла, есть театр Зазеркалье. Но у нас пишут: «музыкальный спектакль». А мюзикл это всё же нечто другое. У жанра мюзикла есть своя специфика. Это обязательно сильная история, хорошая литература, запоминающийся сюжет. Это хорошая музыка, это чёткая прорисовка характеров, это двухчастная  драматургия, и, обязательно- хеппи энд. К тому же обязательно это семейная постановка, куда можно пойти всей семьёй.  В американских мюзиклах не встретишь хорошие голоса, но там есть синтез – синтез сценического движения, танца, пения.

-Вот с синтезом у нас что-то не так. Я как-то смотрела спектакль в театре «Зазеркалье», мне казалось, что всё это замечательно, голоса у актёров хорошие, декорации красивые. Но рядом сидел американец, и он говорил: «Ну почему у вас так плохо актёры двигаются по сцене!». И если посмотреть отстранённо, наши актёры в музыкальных спектаклях действительно мужиковаты, скованы, прыгают, как деревянные. 

-Когда мы ставили прочтение «Капитанской дочки» в Петербурге, у нас был Гринёвым замечательный русский певец, а Машей была американка, и она говорит Гринёву: «Ну почему вы на меня не смотрите, когда поёте?». Он так удивился и спросил: «А  зачем?». Она ему говорит: «Но мы же с тобой по сценарию любим друг друга». Русские голоса воспитаны на опере, и нам трудно  отойти от этого.

-А не было ли ещё попыток поставить «Капитанскую дочку»?

-Его поставила наша «Рок-опера», название у постановки было «Куда путь держите, ваше благородие». Что-то вроде этого.  Но всё же мы считаем, что мюзикл  требует хорошего театра. Мы мечтаем о Михайловском театре, там новые веяния.

-Действительно! Вот ведь «Порги и Бесс»- замечательная опера, почему бы не поставить в Малом оперном «Капитанскую дочку»?

-Американцы называют «Порги и Бесс» мюзиклом, между прочим. «Капитанская дочка»- это уникальное произведение, написанное русским автором, собранное американским писателем ибреттистом. На последнем чтении специалисты говорили: «Что же это получилось- это не опера, не мюзикл, это какая-то новая форма?»

- Это, может, русский мюзикл?

- Тем более что в основу легло произведение Пушкина, который стоял у истоков очень многого нового у нас. Кстати, американцы не понимают, почему Пушкин для нас это всё, они не понимают, что он для нас создал язык. Я была удивлена, когда бывала в Америке,  что Пушкина знают так мало. Там знают Толстого, Чехова, Достоевского, Тургенева…

-Может быть проблема в переводах? Поэзию так трудно переводить!

-В библиотеках Пушкин есть, «Евгений Онегин», «Пиковая дама». «Капитанская дочка» переведена, но мало кто её читал. Холодная война очень навредила обеим культурам. Когда мы делали наши проекты, привозили американцев в Петербург, они уезжали от нас всегда в изумлении, они столько открывали для себя! У нас так много общего, так хотелось бы развивать это дальше! И вообще хотелось бы сказать о наших мастер-классах.  Мы привозим  учителей из Америки. Но наши программы трудны, многие педагоги не отдают своих учеников в мюзикл. Но те, кто проходят через мастер-классы, получают очень много. Царит удивительная атмосфера. Замес профессионалов со студентами даёт поразительные результаты. Разница в возрасте не чувствуется.  

            -А нет ли у вас желания отправлять наших композиторов на Бродвей  учиться писать музыку для мюзиклов? За ними подтянутся режиссёры и актёры…

-Мы пытались найти композиторов. Нашли людей с именами, отправили в Америку. Ответ был неутешительный.

-А актёры? Вот вы уже 12 лет пробиваете дорогу американским мюзиклам в Петербурге, организуете мастер-классы. Были ли случаи, что кто-то из русских учеников становился звездой Бродвея, получал контракты?

-Да, были такие случаи, не буду перечислять имена. Но для развития  мюзикла на нашей почве нужно время.

-И всё же странно, что мюзиклы в Питере с таким трудом пробивают себе дорогу.

-А не кажется ли вам странным,  что приезжает Киркоров и  на 5 дней заполняет Октябрьский?  Вообще наш театр заполняется странно- старушками какими-то, когда зал пустует, им рассылаются бесплатные билеты какие-то. Мы думали, что Бродвей всех привлечёт…

-Может быть вы чуть- чуть опоздали? Как пел Бутусов: «Прощай Америка»…

-Нет, это просто наш город такой, несколько консервативный.… Я люблю Питер. Я по образованию инженер, я  закончила политехнический институт. И я этим горжусь. До этого я занималась в  музыкальной школе, у  нас  в Питере все такие, нас в детстве отводят в балетные, музыкальные школы, мы все играем, поём, танцуем,  классику изучаем. А потом всё это уходит не туда куда-то. Но математическое образование организует мозг. Творческим людям это очень полезно..

-Это правда, что внучка Андрея Петрова  Манана под влиянием дедушки решила заняться мюзиклами?

-6 лет назад мы привезли в Петербург и показали одну работу, мюзикл, он  получили высокую оценку, его взял Давид Голощёкин  в свою джазовую филармонию, и он там живёт на «ура» до сих пор.  Манана тогда  собиралась поступать в консерваторию, и вот она изменила своё решение, и поступила в театральную академию на курс Галины Барышевой, чьи студенты отличаются музыкальностью и близки к такому синтетическому жанру как мюзикл.

В декабре прошли концерты «Классика мюзикла», посвящённые Андрею Петрову. В них прозвучали отрывки  из  наиболее популярных американских мюзиклов «Кандид», «Иисус Христос – Супер Стар», «Волосы», «Скрипач на Крыше», «Дикая Вечеринка», «Шахматы»,  «Вестсайдская история»,  «Моя прекрасная леди», «Порги и Бесс». Исполнителями были артисты действующих бродвейских шоу, среди них – легендарные Джуди Блейзер, Лора Данкан, Ларри Кит, Пол Кандел.  Многих из американских участников проекта связывали с А.П. Петровым долгие годы совместного творчества и дружбы. Подбор мюзиклов не случаен: под их впечатлением композитор создал свой мюзикл «Капитанская дочка». Концерты вела Анастасия Мельникова.

Мюзиклы

 

 

Как-то так получилось, что всюду вдруг все заговорили о мюзиклах. В «Борее» я встретила Владимира Рекшана, который рассказал о неосуществившемся проекте  петербургского мюзикла «Аэлита», в котором Рекшан играл и пел басом профундо роль тирана Тускуба. После нескольких репетиций деньги на проект кончились, мюзикл остался незаписанным и непоставленным.  Потом по «Евроньюс» показали сюжет о римейке мюзикла Ллойда Вебера «Призрак оперы» на Бродвее, теперь это будет мюзикл под названием «Любовь не умирает никогда». А потом американский мюзикл пришёл сам в Петербург живьём, так сказать. Фонд «Альянс» пригласил в резиденцию Генерального консула США на презентацию мастер классов по стилистике американской музыки.

В резиденции собрались девушки и юноши из Академии  молодых певцов Мариинского театра, возглавляемой Ларисой Гергиевой, а также представители Бродвея. Звездой тусовки с американской стороны сразу стал Пол Кандел, бродвейский актёр и режиссёр с очень выразительной внешностью, худенький, бритый наголо, с очень живыми глазами. Также привлекал внимание импозантной внешностью дирижёр и пианист Вадим Фейхтнер. С русской стороны в центре внимания оказалась наша замечательная актриса Анастасия Мельникова.

Вадим Фейхтнер сел за рояль, и Марина Соловьёва и Ольга Пудова спели арии из знаменитых американских мюзиклов, очаровывая всех своими яркими голосами, специфическими бродвейскими переливами  и разнообразной мимикой. Пол Кандел, сидящий с поджатой ногой в кресле с золотой парчой, закатывал глаза от удовольствия. Неделя работы с оперной молодёжью не прошла даром. Потом к роялю подошла целая стайка певцов, и они спели бродвейскую классику- сначала по одному, показывая свой голос и характер своего персонажа, потом сливаясь в дуэты и квартеты, а потом всем хором, доходя до стройного мощного пафоса. Было полное ощущение, что это поют настоящие американцы.

Я спросила у Ольги Пудовой, чем всё же отличается американское пение от русской оперной школы. Она ответила, что американская музыка проще, так как предполагает использование микрофонов. С другой стороны она требует пения в две с половиной октавы, большего диапазона, большей внешней актёрской выразительности. А, в конце концов, надо ещё и танцевать. Ольга Пудова отметила, что бродвейские мастер-классы способствовали развитию тонких граней души, требовали пения самой душой.    

Про фонд «Альянс» рассказала Татьяна Ермолаева. «Альянс» уже много лет занимается тем, что привозит в Россию лучшие американские мюзиклы, организует мастер-классы для русских артистов, желающих работать в этом жанре. Оказывается, мюзиклы очень любил Андрей Петров.   Он дружил со многими артистами, режиссёрами Бродвея. Посещал неоднократно театральный центр Юджина О Нила в Вотер-Форде. Там проводились музыкальные конференции, посвящённые развитию мюзиклов. Один из руководителей центра, Джордж Уайт, член Национального Совета по культуре, назначенный Президентом США, был другом Андрея Петрова. Он был в числе немногих, кто в годы «холодной войны» организовывал гастроли российских артистов в Америке. Интересно, что и  Андрей Петров был практически первым, кто привез в  СССР мюзикл  «Иисус Христос - Супер Стар.  Андрей Павлович проникся культурой американского мюзикла, и сам  написал свой мюзикл «Капитанская дочка».  Премьера мюзикла была в 2003 в Бостоне, это  было первое прочтение  в костюмах, потом подобное прочтение сделали  в Петербурге, в Эрмитажном театре.

-А где у нас  можно учиться мюзиклу ?

-У нас много творческих  людей, но нет специально подготовленных актёров, которые могли бы  прочитывать мюзикл,- рассказала Татьяна Ермолаева.-  У нас есть театр мюзикла, есть театр Зазеркалье. Но у нас пишут: «музыкальный спектакль». А мюзикл это всё же нечто другое. У жанра мюзикла есть своя специфика. Это обязательно сильная история, хорошая литература, запоминающийся сюжет. Это хорошая музыка, это чёткая прорисовка характеров, это двухчастная  драматургия, и, обязательно- хеппи энд. К тому же обязательно это семейная постановка, куда можно пойти всей семьёй.  В американских мюзиклах не встретишь очень хорошие голоса, но там есть синтез – синтез сценического движения, танца, пения.

-Вот с синтезом у нас что-то не так. Я как-то смотрела спектакль в театре «Зазеркалье», мне казалось, что всё это замечательно, голоса у актёров хорошие, декорации красивые. Но рядом сидел американец, и он говорил: «Ну почему у вас так плохо актёры двигаются по сцене!». И если посмотреть отстранённо, наши актёры в музыкальных спектаклях действительно мужиковаты, скованы, прыгают, как деревянные. 

-Когда мы ставили прочтение «Капитанской дочки» в Петербурге, у нас был Гринёвым замечательный русский певец, а Машей была американка, и она говорит Гринёву: «Ну почему вы на меня не смотрите, когда поёте?». Он так удивился и спросил: «А  зачем?». Она ему говорит: «Но мы же с тобой по сценарию любим друг друга». Русские голоса воспитаны на опере, и нам трудно  отойти от этого.

-Вы несколько лет назад проводили очень интересные  концерты «Классика мюзикла», посвящённые Андрею Петрову.

-Да, тогда прозвучали отрывки  из  наиболее популярных американских мюзиклов «Кандид», «Иисус Христос – Супер Стар», «Волосы», «Скрипач на Крыше», «Дикая Вечеринка», «Шахматы»,  «Вестсайдская история»,  «Моя прекрасная леди», «Порги и Бесс». Исполнителями были артисты действующих бродвейских шоу, среди них – легендарные Джуди Блейзер, Лора Данкан, Ларри Кит, Пол Кандел.  Многих из американских участников проекта связывали с А.П. Петровым долгие годы совместного творчества и дружбы. Подбор мюзиклов не случаен: под их впечатлением композитор создал свой мюзикл «Капитанская дочка». Концерты вела Анастасия Мельникова.