Растеряев Игорь, актёр

Игоря Растеряева сделал известным на всю страну не продюсер, а социальные сети Интернета.  Пару лет назад он спел песни про редких ныне людей в России – про комбайнёров, и его друзья засняли это пение на мобильник, вывесили «в контакте». Прошёл год, и вдруг кто-то заметил эти клипы хоум-видео, кому-то переслал, пошла мода по цепочке, и вот у песен Игоря Растеряева- десятки и сотни тысяч поклонников. Потому что не только Игоря волнуют поля России, порастающие молодым кустом и вымершие деревни на обочинах заброшенных дорог.

 

-Игорь, а когда вы написали свои первые песни?

-Первые песни мои были посвящены Алёхе Колюкову, моему другу. И основывались на реальных событиях. Лёха как-то бомбил, школу он уже закончил, но выглядел как 12-летний мальчик, его менты останавливали всегда. И вот к нему подсел дяденька, не дал денег, произошёл конфликт. И я написал песенку про таксиста, которая называлась «Колюковщина». Потом появились песенки об отношениях моего друга к противоположному полу, а потом появилась песня про комбайнёров- ей уже 2 года.

-А давно вы играете на гармошке? Всем очень нравится не только слова и музыка, но и исполнение песни, и её авторское сопровождение на гармошке.

- С института играю. На гитаре я начал играть лет с 12, потом на гармошке научился.  Но никогда не считал это главной составляющей своей деятельности. Я с детства произрастал на Волгоградских хуторах, каждое лето из Питера уезжал в деревню, там по 2 месяца проводил. И вот там после танцев, после 12 ночи я играл у сельского магазина на гитаре, потом на гармошке. Так как других развлечений тогда не было. Не было ни магазинов ночных, ни мобильников, ни  машин, ни денег.  Молодые люди 70- 80-90-х годов рождения толпами ходили по деревне, и надо было чем-то развлекаться. По 4-по 5 часов я пел у магазина очень громко.

-Вы из артистической среды?

-Папа волгоградский художник, мама- питерский дизайнер.

-А вам славу принесла музыка…

-Ну, это  любительский уровень, так как я ни одной ноты так и не выучил. Хотя закончил Театральную академию. И вокал у меня так себе. У нас в театре были настоящие певцы, а я так. И вот только в силу авторского подхода я стал известен… Когда мы учились, мы должны были делать каждый день зачины- тренировать воображение, видение предметов, делать массовую историю, заканчивающуюся массовой песенкой. Я это очень любил делать. Песенки у меня особо хорошо  выходили на политические темы. Мастер наш любил поговорить на эти темы. Когда ребята не были готовы, я делал зачин за всех, это всех заводило.

-А вас «завело» вымирание русской деревни?

-Ну, деревня раньше  начала вымирать- во времена Хрущёва, во время укрупнения колхозов. Там люди до этого жили на хуторах, а потом начался отток в города людей….

-А расскажите про вашу деревню…

-Хутор Раковка - это благополучный хутор, там железная дорога, больница, школа, колхоз, 2000 жителей. Есть работа какая-то для людей. Вымирают другие деревни- где нет дорог, инфраструктуры, работы. А Раковка не вымирает, это благополучный регион, не то, что север какой-то. Нельзя драматизировать ситуацию. Есть нормальные молодые семьи, где рождаются дети.

-Летом пожары в Волгоградской области вашей Раковке не повредили?

-Наша Раковка чуть не сгорела. Загорелась лесопосадка вдоль дороги, ветер пошёл в нашу сторону…

-Есть ещё больная тема- смерть от палёной водки, от алкоголизма.

.-Да, много молодых людей умирает от пьянки.

-А вообще в Раковке овощи и зерно растят? Фрукты всякие?

-Да, всё растёт.

-А почему в магазинах нет русской сельхопродукции, всё какая-то капуста из Голландии, морковка из Израиля? Куда ваша продукция девается?

-Не знаю. Наверное это заговор, чтобы картошку возили из Саудовской Аравии а морковку из Израиля…

-Всё же, почему вы  не стали художником а пошли в актёры?

- Я пошёл по стопам родителей- я  книжку нарисовал. Из-за моей лени природной, из-за нежелания делать то, что не хочется, я выбрал актёрский путь. Там всё просто- вышел на сцену, поиграл и всё. А художником быть сложнее- там надо знать что-то. Меня родители отдали в художественную школу, мне там очень не понравилось рисовать какие-то горшки, тряпки, и я это дело забросил, и ничему не научился. Потом  начал рисовать гелевой ручкой, шариковой ручкой, хотя,  как и в игре на гармошке, умений у меня тут нет.

-А как сложилась судьба книжки? О чём она?

-О Раковских людях я написал. Книга издана в Германии- в 99 году написана, в 2004 издана. Это дипломный проект моего друга, который учился в полиграфическом институте в Германии,  и там книга стала  проектом курса. Она нигде не продавалась.

В настоящее время я работаю над второй книжкой- 8 лет уже пишу, это проза, рисунки.

.-А как складывается ваша актёрская судьба?

-В кино участвую в сериалах не по крупному- милиционеров каких-то играл. А театр Буфф – это мой родной театр. Ни в одном театре я  бы не был бы так востребован, имея склонность к музыкальной эксцентрике- игре на ложках, на пилах, хлопушках. В драматических театрах это не востребовано, а в Буфе очень даже востребовано. Это большая удача, там я стал развиваться, да и драматическими ролями там меня никто не обделяет. Я там окопался, занял нишу. Любимая роль- в «Свадьбе Кречинского»- алкоголик Тишка. Он не придуман, он наблюдён, списан с Раковского эксцентричного человека по имени Лёня Макарочкин, который не брезгует общением с этиловым спиртом, речь у него своеобразная, половину слов он не говорит, половину говорит.

-А почему в Театре Буф нет спектаклей на современные темы? Так бы хотелось увидеть не только классику или развлекуху, а спектакль, например, о соврменной деревне, по вашим рассказам…

- В Буфе другая эстетика, она более лёгкая. Мы недавно переехали на новую сцену. Репертуар старый туда перевезли. Сейчас будет премьера «Ревизора», спектакля «Женя,  Женечка и Катюша», эстрадные программы будут,  израильский режиссёр ставит пьесу у нас…

- Про израильскую морковку?

-Не знаю…Вряд ли… Финский режиссёр ставит спектакль. Театр развивается.

-А какую роль вы бы хотели бы сыграть?

-Хотел бы сыграть людей, о которых пишу в своей книжке.

-То есть таких обычных, простых…

-Да, это обычные люди, но они отнюдь  не простые.  Они часто  образованней и умнее, чем многие горожане. Например, я описал Вову Буравлёва в книжке, это  обычный комбайнёр, но он  прочитал полный словарь Брокгауза и Ефрона, всего Лескова, Достоевского, Чехова, Гомера, Конфуция…  Насколько простым его можно назвать… Живёт на хуторе Глинищево. Говорит былинным языком со сложными формулировками, и таких там людей немало.