Кирилл Разлогов

-Кирилл, скажите нам, где кино человеческое? Куда оно делось? За последние 20 лет почти не создано фильмов, которые бы отражали нашу жизнь и наши проблемы- нас, обычных людей. Такое всё высосанное из пальцев показывают, что просто тьфу.

-За  человеческое кино люди не хотят платить деньги. А  всё, что касается интимных переживаний и личных взаимоотношений, оно плавно переходит на ТВ. Касается это и классической драматургии – пьес Чехова, Теннеси Уильямса. Экранизации, которые раньше выходили в кино, теперь выходят как экранизации на ТВ. У меня был такой опыт - я делал доклад по поводу Теннесси Уильямса. Вроде как с 70-х никто его не экранизирует, но потом я обнаружил, что фильмография его на ТВ  идёт, причём  с такими же великими актёрами. Зритель в кино в основном молодой, и он не хочет платить деньги за кино, которое вы называете «человеческим». А по телевизору идут вполне человеческие сериалы: «Ефросинья», «Две Татьяны», «Обручальное кольцо» и т.п.

 - Ну это вообще кино нельзя назвать, да и до старых мировых сериалов типа «Рабыня Изаура» они не дотягивают. Даже не конфетные карамельки, а фантики от карамелек с пустышкой внутри.

-Это вопросы к тем, кто пишут сценарии и ставят фильмы. А чем вам не нравятся .приключенческие сериалы типа «Ментов»? Вполне человеческие фильмы, даже при  наличии уголовщины. Экранизации Донцовой –тоже вполне человеческое кино на ТВ.

-Да, «Менты» хороши. Ещё мне сериал про дальнобойщиков нравился. Но всё это развлекаловка,  много  лживого, причипуренного, не показывающего корни зла, нет, это всё же не наша жизнь

-Дело в том, что у нас такая разнообразная жизнь, что, поди, разберись, где она наша, а где не наша.

-А у вас есть пристрастия свои?

- Я очень люблю экзотические вещи, жанровые, психологические. Люблю очень экспериментально-авангардистские картины.

-За последний год что из нового просмотренного вас поразило?

- Картина Кем Чи Дука, такая своеобразная исповедь. В Москве я посмотрел «Шапито-шоу» Сергея Лобана.

- Говорят, там всё  цирк, а где жизнь как она есть?

-Это наша жизнь как цирк, есть там бытовые истории и шоу номера. Лобан 7 лет работал над своей картиной. Первый его фильм «Пыль» сделал ему имя.  Короткометражные фильмы из программы «Кинотавра»  и «Святой Анны» были интересными не всегда, не всегда  умелыми. Запомнился фильм  Михаила Сигала-  почти полный метр – про то, как два поезда останавливаются.  Из мирового кино понравилась  корейская «Вегетарианка», «Перевод с американского» Жана Марка Барака.. В фильме «Женщина по-американски» все превращаются в животных. Многих шокирует эти фильмы, но я посмотрел в программе «Дикие ночи»

- А из того, что не шокирует, что  вас влечёт?

-Мне нравятся  либо сентиментальные фильмы  с детьми, старыми людьми, фильмы про  третий возраст. Классически хорошо сделана картина Константина Бусловта «Бабло». Там много искусства.

-Для вас всё же искусство на первом плане?

-Конечно,  поскольку я искусствовед. Но меня  привлекают и какие-то вещи, которые имеют общественный резонанс. Мне всегда интересно, что же в них такого, какие группы населения их любят, - тут я уже выступаю как культуролог.

-Куда всё же  движется кинематограф? Создаётся впечатление, что кассовые фильмы становятся всё хуже и хуже, всё бесчеловечней, бездарней и вымученней, а все интересные талантливые настоящие фильмы делаются вне бабла.

-Как и вся культура. С одной стороны напирает глобальная массовая культура, которая везде поставляет похожие продукты, которая считает, что работает на стабильность. Американский компонент тут силен, но условен, так как Голливуд 70-х годов уже условно можно назвать относительно  американским. В глобальной перспективе  это китайская кухня, японские видеоигры, «Анна Каренина» Толстого. С другой стороны существует огромное количество субкультур, которые делают фильмы под себя и для себя. И этих субкультур становится всё больше, и они взаимодействуют между собой. Центр известнее, он понятен и воспринимается всеми. А то, что на периферии – за этим надо гоняться, это не всегда для тебя понятно, потому что ты воспринимаешь обычно те субкультуры, которые в тебе заложены, либо которые тебе интересны и которые ты пытаешься воспринять. Остальные находятся за пределами

-Петербургское кино тоже периферийное?

-По- разному может определяться. Во-первых, есть петербургская субкультура со своими традициями, студия «Ленфильм», интеллигентность там есть. Во-вторых, есть вещи, которые имеют широкий фестивальный резонанс, эти имена известны. Есть в Петербурге попытки сделать центр глобальной массовой культуры- ну, скажем «FК-система» делает там свою студию, и она же финансирует фильмы Вуди Аллена. Они курируют глобальную массовую культуру через разные варианты. Культура Петербурга не однородная, она имеет традиционную компоненту, и есть поисковая компонента. Виктор Цой, рок группы, Курёхин, ненкрореалисты петербургские как  совсем маргинальные  вещи, неоавангард. Традиционное ядро  субкультуры имперской и большое ядро, которое стремится к глобализации.

-У нас в Петербурге есть такой Костя Селиверстов, который делает интересные полнометражные фильмы вообще без бюджета, вы  знаете о его творчестве?

-Да. Сейчас просто делать фильмы без денег, есть дешёвая съёмочная аппаратура. Потом в Интернете всё легко выложить. Но нужны качества, чтобы его продвигать.

-А что вы думаете о таком тормозе развития нашего кино, как отсутствие сети проката?  Сейчас кинотеатры в спальных районах стоят с забитыми дверями, а молодёжи некуда деться, и прокат идёт непонятно как и непонятно где…

 -Сеть проката у нас  занята голливудской продукцией как во всём мире. У нас есть проблема с уровнем прокатчиков и директоров залов,  у них очень одноплановые представления о том, какая у нас аудитория. Страты аудитории не учитываются.

как то была на открытии кинозала, принадлежащего американцу какому-то в супермаркете в спальном районе. И туда позвали журналистов- на мировую премьеру «Человека Паука».. Нас поразил душный зал из пластика и синтетики с креслами, в которые вмонтированы подставки для попкорна и стакана пепси-колы. То есть ты обязан зырить, есть и пить, как свинья какая-то. Один мой знакомый интеллигент сказал: «Боже мой, я прочитал 7 томов Эйзенштейна, 3 тома Дзиги Вертова, И вот меня зовут есть попкорн и смотреть на Человека Паука как на высшее достижение нынешней цивилизации!». Может быть, скоро все наши кинозалы будут в американской собственности, чтобы мы все впадали в кресла для свинского поедания американского попкорна, питья американской колы и таращения на пауков?

-В американской собственности залов нет, есть в их собственности фирмы, которые занимаются прокатом фильмов.  А 7 томов Эйзенштейна читал мало кто, а вот «Паука» смотрели все.

-Ну и этим приобщением ко всем нужно стремиться и гордиться?

-Есть разные секторы культуры.  Сейчас в 21 год перестают ходить в кинотеатры. 13-летнему подростку и 60-летнему критику одни  и те же фильмы нравиться не будут.

-А нет ли у вас желания самому снять кино? Вы член всех жюри, всё про кино знаете…

-Я думал в юности, чем мне  заниматься- критикой или  режиссурой. Я решил. что вряд ли смогу сделать что либо как режиссёр. Преумножать ряд посредственных фильмов не хочется, а анализировать то, что делают другие- в этом плане я что-то смогу. У меня голова так работает. Но был в моей жизни опыт-  я писал сценарии, занимался переводом фильмов, но диалоги писались у меня с трудом. И я никогда не был так несчастен, чтобы чувствовать потребность в творчестве.

-Вы блестяще ведёте интервью с мировыми кинодивами по каналу «Культура». Кто из звёзд на вас произвёл наибольшее впечатление?

-Клаудиа Кардинале  приятная женщина, но самое сильное впечатление оставила  Жанна Моро, она очень сильная женщина. Она специально попросила, чтобы я переводил её ответы. Из  мужчин мне понравился Джек Николсон своим сочетанием серьёзного отношения к тому, что он делает и программной эксцентричностью...

-А русские звёзды  как вам?

-С ними  общение бывает систематическим и по-домашнему.