Владимир Соловьёв

 

 

По ТВ идёт первый после годового перерыва «Поединок» Владимира Соловьёва. Бледные, нервные, трясущиеся от возбуждения Проханов и Венедиктов с пеной у рта выкрикивают свои задушевные мысли, которые посвящены модернизации страны. Проханов требует мобилизации молодёжи, которая бросится из двух крупных городов туда, куда родина скажет, и будет там заниматься военной и космической техникой. А Венедиктов тут же передёргивает и побивает  привычным карикатурным  способом Проханова, дразня его любовью к Сталину. Модернизация  для него- это соблюдение законов и построение гражданского общества. Похоже, что он за те законы, по которым  некогда свершались залоговые аукционы, олигархи пахали и отпахали себе 80 процентов богатств страны, и вот теперь надо в этих тисках развить индивидуумов, чтобы они у олигархов бы откусывали б себе на пропитание. Проханов- за заоблачную мечту, Венедиктов- за приспособление к существующему, между ними  бегает Соловьёв, втягивая голову в плечи и подделываясь под рост и манеру говорить соперников, речи двух- трёх человек накладываются друг на друга,  превращая эфир в базар, но базар этот ловко растаскивается, даются микрофоны зрителям в зале и «секундантам» и экспертам, в конце появляется человек, ответственный в стране за модернизацию. И ты понимаешь, что спектакль удался, все роли в интеллектуальной пьесе розданы предельно точно, мастерски, точки зрения представлены всеохватно, спама было столько, сколько нужно. В супе было в нужной мере и перца, и воды, и собственно еды. Истина прозвучала из уст некоего побочного философа из зала, который сказал, нам не до модернизации, нам хотя бы вернуть средние и   простые технологии, которые выкушены в стране под корень. А из уст начальника по модернизации прозвучала – нет, не госпрограмма по модернизации, а обещание сделать в России дешёвые и хорошие лекарства…. Приземлено, но, может, сделают…  При этом надо помнить, что все фигуры проплачены или поддерживаются теми или иными олигархами, политическими и экономическими силами. А эти пузырьки- это всё снаружи. И всё это варево выстраивает Соловьёв, похожий складом лица на какого-нибудь актёра времён Древнего Рима, играющего патриция. Какое место он занимает в этой «Русской рулетке», где будут холостые выстрелы, а в какой момент выскочит настоящая пуля?  Владимир Соловьёв давно вертится в политическом котле, и Путин ему руку жал, и Джордж Буш. Не говоря о политиках рангом поменьше, но всё равно из заоблачных высот.

Кстати, на том поединке выиграл Проханов. Счёт голосов за его космическую мобилизацию почти в 3 раза превысил голоса, отданные любителям гражданской цивилизации. Это было азартно- следить за бегающими цифирками. Вот бы тут тотализатор открыть, мелькала в голове лукавая мысль….  

 

-Владимир,  а вы заранее счёт представляете себе? Вы, наверное, дока в этом деле, и, наверное, как на ипподроме, всё же бывают и удивительные результаты?

-Мне это глубоко безразлично. Никогда за счётом не слежу. Главное, чтобы было интересно зрителям.

- Вас не было год на экране. Как вы без телевидения прожили? За это время всякие конкуренты слизали с вас всяческие телепоединки. Вы страдали без своего «К барьеру», или наоборот, облегчённо вздохнули…

-Это был год, когда родился мой седьмой ребёнок, Владимир Владимирович  Я написал за этот год  несколько книг, продолжал работать на радио, и много и с удовольствием занимался спортом.

-Даже в период московской жары?

-Да, я регулярно бегал по лесу. Правда,  когда прибегал домой, то никак не мог понять  где я бегал- в лесу или курилке. Было ощущение, что пару пачек выкуривал в день.

-Но привычке бегать, уже ставшей вредной в новых условиях, не изменяли!

-Привычке изменять нет ни времени, ни желания.

-Сына Владимиром Владимировичем в честь кого назвали?

-Там большой спектр. Набоков, Маяковский… Точно не в честь Познера.

-Кто вам из сталкивавшихся «У барьера» лбами больше всего попортил нервы?

-Больше всего портят нервы те, кто до эфира не доходят. На первой передаче тоже была проблеме. Я говорил с Владимиром Вольфовичем Жириновским, он был готов идти против Олега Митволя. Во вторник он был готов, а в среду не готов. И в четверг пошёл к барьеру не он, к сожалению…

-Любите Жириновского?

-----

-Вы учились в элитной школе. Наверное, октябрятская дружба потом помогала в жизни?

-Это была спецшкола с языковым уклоном. Таких школ было много. Она, конечно, повлияла на мою карьеру. Она дала мне с детства знание языка. Если говорить о блате, то конечно никакого блата  она мне не давала. А друзей дала хороших. К сожалению, они живут сейчас не в России. Саша Красавицкий под  Лондоном, он блестящий специалист по диалектам русского языка. Но, как это ни печально, такой учёный больше востребован не у нас в России, а за границей. Глеб Ошанин - великолепный физик, к сожалению работающий в Париже.

-Что касается техники  всяческих поединков. Вы предпочитаете быть над схваткой?

-Нет, в гуще борьбы. Я всегда держу руку на пульсе, я всегда, когда темп падает, пытаюсь его подкрутить, если же сражающиеся  уходят от смысла, то вернуть их к теме. Если они совсем отрываются от жизни, то пытаюсь показать зрителям: «Смотрите, что происходит!». Как  слуги народа ведут себя  перед своими хозяевами! Я пытаюсь хоть какой-то момент разума внести…

-А ведь бывает, что ваши герои переходят и в рукопашный бой!

-Я поэтому всегда посередине, чтобы не допустить физического контакта.

-Понятно, почему вы такое большое внимание спорту уделяете… А какая была ваша самая главная победа в жизни?

-Мои дети.

 -Когда вы общаетесь со своими семью детьми, за какие поступки  вы их наказываете, а за какие поощряете?

-Я их не наказываю никогда. Я детей балую, я люблю их. Сам факт нахождения их рядом со мной, а меня  рядом с ними- это и  есть лучшее поощрение.

- А были ли у вас  поражения?

-На футбольном поле. Потому что я очень люблю футбол, а он меня нет.

- Запрещённые приёмы для вас есть, или вы предпочитаете бои без правил?

-Нет, я против боёв без правил. Запрещённые приёмы недопустимы ни в футболе, ни на  телевидении. Вопросы, касающиеся личной  и интимной жизни человека- это для меня табу, это не обсуждается.

-Кого вы считает врагом в своей жизни?

-Фашистов. Всех, кто сеет смерть и разрушения.

-Если бы сейчас были бы приняты дуэли, кого бы вы вызвали бы?

 -Да нет, к этому я отношусь спокойно. Чего стрелять то? Стреляются с людьми чести. Есть такой анекдот. «Ржевский, вызываю вас на дуэль, потому что вы трус и подлец!». «А я не приду!». «Почему?». «Да потому что я трус и подлец!». Кого вызывать то!? В моей жизни, когда меня травили, то всегда травили исподтишка. Поэтому о чём тут говорить то. Не было такого, что «иду на Вы».

- А поединки с самим собой у вас происходят?

 -Я весы по знаку зодиака, но под сильным влиянием знака скорпиона. Я очень не похож на весы. Но скорпиона не дохожу. Сам себя не жалю. Нет! Сам с собой я не борюсь!

 -Если представить сказку, ставшую былью. Какую пару  всех времён и народов вы  выбрали для «Поединка»?

-Мне хотелось бы пригласить Христа и Магомета, чтобы они посмотрели, что творят их последователи…

-Ваш тёзка- известный русский философ Владимир Соловьёв.  А какая философия вам ближе всего?

-Когда я учился в аспирантуре- тогда ближе мне был марксизм-ленинизм. А с годами я всё ближе становлюсь к старикам грекам. Так как постмодернизм и потуги модных барышень, которые любят умничать, меня совсем не увлекают. Я ближе к классике. Если уж хочется почитать- так Сократа, Платона, Аристотеля. Когда мне было 20 лет, я очень увлекался Гегелем, через это многие прошли. Ну и конечно восток, восток. Ленинизм- это шутка.

- Вы автор нескольких книг. Какую из них вы считаете наиболее удачной?

-Надеюсь ту, которую я ещё не написал. Но по объёму продаж лидирует «Русская рулетка».

 -Одна из последних книг у вас посвящена похуданию. С чего это вас потянуло из политики в гламур?

-Я похудел на 80 кг. Я знал, о чём писал.

-Вот это настоящий подвиг!  В вашем блоге вы спросили у своих френдов, какие темы им интересно было бы увидеть обсуждаемыми в «Поединке». Кто-то в шутку предложил обсудить  современную литературу…

-Это можно сделать. Но это должно быть ещё интересно зрителю. Трагедия великой китайской поэзии в том, что в какой-то момент исчезли люди, понимавшие намёки великой китайской поэзии Те же времена наступают и у нас. Для обсудения литературы  требуется определённый уровень зрителя, он должен понимать, о чём идёт речь. Это тема скорее для радийного формата.

-А тянуть за собой зрителя с диванов, приподнимать его духовный уровень…

-Уши могут оторваться

 -Сейчас бродят идеи нового ТВ…

-Это зависит от канала,  я в этом плане очень подвижен.

-Если бы вы были хозяином канала, что бы вы там показывали бы?

-Я не хотел бы быть хозяином канала. Меньше всего меня волнует линейка канальская. Это гигантская тяжёлая работа. Есть люди, которые блестяще с этим справляются, и я понимаю меру своих ограничений.

-В Перестройку вы занимались малым бизнесом, дискотечным оборудованием. Нет ли желания у вас сейчас заняться предпринимательством?

 -У меня постоянно есть возможность заняться бизнесом. И я к бизнесу отношусь с большой любовью. Но это требует слишком много времени. На уровне инвестиций и консультаций я занимаюсь бизнесом, а на уровне менеджмента- нет. На это нет времени…

-Вы работали в 90-е в  Америке. Изменилось ли у вас к ней отношение за прошедшие годы?

 -Я очень люблю Америку. Я  понимаю многие ограничения политического класса Америки, но я разделяю многие её идеи. Мне  нравится эта страна. Она комфортна для проживания, она в меру моральная, в меру религиозная.  Это страна, где правит закон, хотя там тоже есть свои проблемы. Но закон в ней правит.

-В чём американцы нам проигрывают?

-Американцы считают себя гораздо глупее нас, нас они считают очень умными. Нет, это на полном серьёзе.  Это их сильная сторона. Они не мучаются комплексом супер-полноценности

-Ещё бы они бы мучались. Они  мозги наши и со всего мира высасывают, подкармливают их в своих университета, питаются их плодами…

-Да ничего они не высасывюат и не подкармливают,  к ним сами эти мозги едут со всего мира. И с  радостью сами питаются и  подкармливаются.

-Получается такая взаимная любовь?

 -Они остаются спокойны. Америка то страна эмигрантов. Приехал, и это никого не волнует. Работай, живи по закону, тебе все будут радостно улыбаться, соседи будут звать в гости, то есть не в гости, а в  ресторан вместе посидеть. Не захочешь, чтобы тебе в душу лезли, намекни, и никто не полезет. На дороге поднял руку- все остановились. Не поднял- никто и не остановится.

- Что-то в этом есть. Но не по-русски. Чего-то тут не хватает. А как вы относитесь к политкорректности?

 -Считаю её большим злом.

 -В одном из интервью вы признались, что для вас есть ценность, которая выше  семьи. Это  родина.

-Это довольно странная фраза. Семья без родины невозможна. Это как выбор между матерью и детьми, между матерью и женой. Вопрос неправильный. Изначально надо правильно  жениться, тогда не будет и проблем, не нужно будет выбирать между родиной и семьёй

-Как вы покоряли вашу любимую женщину?

 -Покорял. Надо вести себя просто. Надо быть щедрым и внимательным.

- К ней или самому себе?

-Ну, если хотите покорить себя, то к себе, а если хотите покорить её, то к ней.

- А вас как любимая женщина  покорила?

-Она всего лишь один раз подняла глаза в мою сторону…

-Какие самые опасные моменты во время поединков со зрителями вы можете вспомнить?

-Такого не бывает. Я очень люблю свою публику, которая приходит на мои концерты. Мы с ними общаемся, они дают мне много нового…

-Чем питерская публика отличается от московской?

-Тоньше, интеллигентнее, иногда она чуть больше озлоблена. Но это бывает…

-Что ждёт вашу публику в Петербурге?

 -Предельно честный разговор о происходящем. Будет много нового, того, что они не слышали, много импровизаций. Как правило, это очень интересный прямой разговор. Первые полтора часа я рассказываю о том, как  вижу жизнь, вторые полтора часа мы находимся  в диалоге со слушателями.