Дмитрий Шагин

ТЕЛЬНЯШКА- ФРАК НАРОДА

 

8 февраля у Митьков произошло долгожданное новоселье- открытие новой митьковской ставки на Марата36/38. На новоселье пожаловала сама Валентина Ивановна Матвиенко. Она скинула своё манто и под ним оказалась- в митьковской тельняшке! Затем она прошла по залам и была приятно удивлена, в свою очередь, огромным количеством митьковских картин, которыми были увешены все стены снизу доверху. Далее произошло традиционное митьковское чаепитие. Госпожа  Матвиенко подарила Митьками тульский расписной самовар и пирог, во время чаепития произршёл неформальный, но очень конструктивный разговор - о том, что городу нужны музеи современного искусства, что неплохо было бы разместить их в Новой Голландии, что чем больше их будет, тем лучше, и , -о, великая митьковская радость- что Митькам оставляют их мастерские на улице Правды.

 

Митьки готовятся к переезду. Под ногами шмыгает толстый, несколько грязный, когда-то белый кот по имени Гаврюша Пиотровский- это потомок Эрмитажных котов, заведённых в Зимнем Дворце ещё Екатериной Великой.

 

            -Нет, вот всё-таки, это такой интересный тонкий переход- типа как Суворов через Альпы- вот были Митьки порождены в подвалах художественной мыслью Шинкарёва, были Митьки андеграундом народным, а теперь вы кто- вы же истеблишмент, вам сама Матвиенко мастерскую даёт! Вы были квинтэссенцией народности при Брежневе, и народность тогда сама была как андеграунд посреди всего советского,  а сейчас- сейчас какая сила вас сплачивает, какое противостояние, чему?

            -Надо разобраться в этом с самого начала...

            -Да! Кто кого породил- народ породил Митьков либо Митьки породили определённый народный тип люмпен-интеллектуала, который растиражировался массами?

            - В 1984 году Владимир  Шинкарев написал книжку «Митьки». Есть такой миф о Митьках – если бы не было книги «Митьки» – то и митьков бы не было бы. Но компания Митьков была, ещё в 78 году в ДК Калинина была выставка художников Газаневщины- старых и молодых, мы, будущие Митьки, там всей компанией выставлялись. Мне был тогда 21 год. Я тогда ходил в тельняшке. Здесь, на улице Правды, в Ставке, где мы сидим, была квартира художника Михаила Иванова, он делал  квартирные выставки. Что такое андеграунд? Это подполье, тогда не было возможности выставляться, как сейчас,  в Манеже,  в Русском музее. Мы выставлялись по мастерским, по квартирам, Флоренский приходил в гости к Иванову. Мы тогда все были котельщиками, газооператорами. Я почти 15 лет проработал в котельной, андеграундней некуда. Последней высшей ступенью моей  карьеры было-, когда я закончил курсы газооператоров, то работал в котельной , которая отапливала Комплексную школу  высшего спортивного мастерства, где занимались борцы дзюдо. Я отапливал, может, самого президента Путина, может, он тогда там своим дзюдо занимался!. Правда, в 1988 году меня оттуда выгнали. Потом в  солидном и андеграундном по тем временам журнале  «Юность» вышла огромная статья о нас, Митьках, о том, как в котельной мы с Флоренским то ли чай пьём, то ли портвейн. Текст Шинкарёва о Митьках  тогда воспринимался как народный фольклор. Он ходил  в самиздате,  то, что описал Шинкарёв, было распространённым явлением. Многие пили дешёвый портвейн, на водку денег не хватало, и цитировали советские фильмы «Белое солнце пустыни», «Адъютант его превосходительства». Илья Шельменко прочитал в Америке книжку Шинкарёва. «Это же про меня!», - воскликнул он.

            -То есть вы всё ж порождение писательского пера Шинкарева, сумевшего  в концентрированной форме создать облик русского люмпен-интеллектуала?

            -Нет, была предмитьковская, дошинкарёвская жизнь- мы учились в СХШ при Академии Художеств, там молодёжь училась продвинутая, все ходили в джинсах, слушали Биттлз, а моя компания -я,  Шура Гудзенко, мы носили в противовес общим веяниям в этом высшем обществе ватники, кирзачи, тельняшки. В начале  80-х мой учитель Арефьев ходил в тельняшке, хотя слова ещё такого не было – Митьки. Спустя много лет- нам дали помещение мастреской, оно было окно в окно с мастерской  Рихарда Васми, он ходил в спецовке цвета хаки, на ногах- говнодавы с  заклёпочками такими- стиль митьковский не мной изобретён. Вообще андеграундом тогда были битники. Но мои родители- отец, например, в то время, когда молодёжный протест выражался   стилягами, «роком на костях,  мой отец  играл в оркестре  на огромной бас-балалайке. Это же истинная митьковщина! Мой батя был реальный Митек. Он был не только художник, но еще и удивительный музыкант. Я же учился играть на рояле, моя мать не очень-то хорошо ко всей этой митьковщине относилась. Мой отец меня называл- не Митя, а Митек. Не знаю, было ли это слово до моего отца. Шинкарёв, когда писал первую часть, у него там был «Митька». Я ему сказал, что это неправильно- правильнее было бы «Митек». Это более ласковое слово- так меня отец называл. Рихард Васми устроил меня в котельную. Отец  работал резчиком на полиэтиленовой фабрике, он был простым рабочим. Он сидел 5 лет в тюрьме  за свои картины- за формализм в искусстве. Тогда  коллекционирование репродукций Ван Гога и Сезанна было антисоветчиной. История Митьков начинается с истории моего отца. Отец создал Орден непродающихся живописцев- «ОНЖ.», или Орден нищенствующих  живописцев. Отец, Арефьев, Родион Гудзенко- они все сидели. И тут скорее не русскость какая-то как в начале 20-го века вокруг поэта Городецкого, когда собирались  Клюев, Есенин, косоворотки носили, картузы,  такого не было. Никакой ряженности не было, всё было естественно. Одежда Митька- ватник, мне его в котельной выдавали, выдавали кирзачи. Неправильно из Митьков делают этаких приспособленцев, которые под русский народ подлаживаются. Правильно Шинкарёв говорит, что Митьки задумывались как микромакет общества, его срез. По написанию Шинкарёвского текста Митьки появились везде. Стали появляться публикации о нас, отменили цензуру, появилась возможность выставляться, ездить по разным городам- приезжаем- там нас встречают с плакатами «Митьки».

            -У вас был шанс создать партию Митьков!

            -Если бы наше движение было как то заформализовано, членские билеты, взносы- это  быстро бы закончилось. Митьки не вписываются ни в какие структуры- это подпольные подпольщики совсем. Андеграунд был ненарочитый. Я потомственный андеграунд.

            -А другие Митьки- это самозванцы?

            -Они не были самозванцами, они искренне исповедовали стиль. В Пскове недавно открылась выставка «Митек на коммунальной ёлке»- там местные  ребята сделали артефакты из коммунальной квартиры. Расписали под Митьков, как они это понимают. Я считаю что это правильно. Как сказала Валентина Ивановна Матвиенко: Митьки- это бренд-символ петербургской культуры». Но не  как торговая марка, а именно как такое народное движение.

            -У Матвиенко есть ваши картины?

            - Нет, не знаю.

            -А картинки с ней есть?

            -Нет!

            -А с Яковлевым, Путиным? У вас такие знаменитые типа митьковских комиксов картинки были. Брежнев идёт на афганскую войну вместо русских солдат и  т.п.

            - Брежнев был последний герой нашей графики, уже с Ельциным картинок почемц то не было. Митьки всегда политики сторонились. Сейчас это очень модно- Путина рисовать во всех позах. Чего же его рисовать, если я его отапливал.

            -То есть главное в Митьках –это  балалаечно-водочно-тельняшное противостояние навязанному типу правильности советского бытия, когда низ-чёрный, верх-белый. То есть это противостояние через стиль?

            -Шинкарёв здорово написал, что Митек фрак может одеть как рваный ватник, он не делает культ из одежды.

            -А был в жизни и фрак? Вообще, Дмитрий, у вас фрак есть?

            -Есть! В своё время в Нью-Йорке отмечали 100 лет реставрации православного храма, по этому случаю были приглашены  именитые гости- Никита Михалков и т.п. Проходили благотворительные балы, цель которых- собрать пожертвования на храм.

Меня пригласил Евгений Зубков. Но необходимо было соблюсти правила- дамы допускались на бал в бальных платьях, мужчины- в  смокингах и чёрных бабочках. У военных должна была быть парадная военная форма. Евгений Зубков помог мне достать фрак. С тех пор я один раз его одевал- когда у Андрея Петрова вышла книга «Митьковские песни», на презентации в Доме композиторов. Нотную грамоту я слабо знаю, но композиторы переложили мои песни для гитары, фортепьяно. А.Петров спел песню «Нам бы всем на дно».

            -Это тоже ваша песня?

            -Нет, это песня Петрова, и он решил её спеть.

            -Вот Митьки – это срез нашего общества. Сейчас народ обуржуазивается. Не пора ли  обуржуазиться вместе с ним, бросить тельняшку в ведро для мытья полов, а самим ходить повсюду во фраках?

            -Придти в галерею в смокинге- хорошая идея. Но главное-это занятие искусством и помогать другим людям, а не растопыривания пальцев- типа  дорогая машина, квартира, счета в банке.

            -А как же ваш «Мерседес»?

            -«Мерседес» митьку- заподло- я это понимал. Но откуда это взялось? В своё время была такая история- я один раз баллотировался в депутаты- правда не из политических соображений. Наш друг, ныне покойный поэт  Витя Кривулин прошёл в Законодательное собрание и просил, чтобы я его поддержал, все мы были друзья Старовойтовой. Я тогда  в «Доме на горе» (обществе трезвости)  входил в совет директоров. «Ты сможешь как депутат свои идеи трезвости в ЗАКСе пропагандировать, поддерживать это начинание». Мне показалось, что это правильно. Тогда у нас команда собралась- я, доктор Щеглов. Про нас писали  наши  конкуренты от компартии- «Вот вам политический блок- из Митька алкоголика, доктора-сексолога», выходили порочащие  меня листовки..

            -О, тогда была мощная политическая борьба, первые опыты чёрного пиара!

            -Про меня писали: «Шагин- наркоман, сидел в ЛТП, состоит на учёте в милиции». Хотя я никогда наркотиками не интересовался. В другой  общегородской газете вышло моё фото с Флоренским- «Митьки пересели на 600-е мерседесы»!

            -Действительно, пересели?

            -Нет, конечно!

            -А неплохо! Вам готовы были от фондов КПСС выдать 600 мерседесы, чтобы опорочить и отвратить от вас избирателей!

            -Это не соответствовало действительности. У  нас с женой Татьяной был старенький жигуль, я захотел купить машину получше. Псковский Митек за недорогую цену вызвался помочь подобрать мне новую машину. Из всего выбора наиболее приемлемой машиной оказался только Мерседес 88 года, антикварный, но Мерседес. Сейчас, когда я еду, гаишники меня останавливают, облизываясь, в предвкушении штрафа: «Вы превысили скорость!». Потом, когда видят документы, что машина 88 года, переходят на вежливый тон: «Наверное, у вас спидометр не работает! Извините!»

            -Значит, со всем народом пересесть на Мерседесы не получилось. Но вы могли бы своё бренд продавать фирмам-производителям, пивному заводу, например!

            -Был случай лет 8 назад. Нам предложили выпустить пиво «Митёк» или водку. Мы тогда уже с пьянством покончили, и выступили со встречным предложением: «Давайте безалкогольную водку выпустим!». Выпустили. Ну, это, конечно шутка была- несколько экземпляров в одной московской художественной галерее. Мы считаем, что это неправильно- спаивать народ под маркой Митьков. Я не против того, чтобы выпивали. Но я думаю, что если у человека с этим проблемы, то лучше это не пропагандировать.  Продаются ещё сладкие сырки «Митёк». Мы решили, что это хороший продукт, который Митьков не позорит. Сырки выпускает «Петрохолод», зарабатывает на этом, пожалуй, неплохие деньги. Люди покупают, думают, что деньги идут на митьковское движение. В-общем то они пользуются нашим брэндом бесплатно, хотя деньги нам бы тоже пригодились.

            -Ну, это грубое нарушение авторских прав! Вам надо обратиться в Авторское общество , к Владимиру Рекшану! И даже сырками «Митьками» вас «Петрохолод» ни разу не угостил?

            -Два раза по коробке сырков привозили на выставки- и всё..  Митьки- это некоммерческий брэнд, это символ.

            -Но у вас же своё издательство, вы занимаетесь с Анонимными алкоголиками, ваша группа – это уже не только чисто художественное явление, но какое-то более широкое движение.

            -Я являюсь председателем попечительского совета «Дома на горе». Это единственный в стране бесплатный реабилитационный центр, помогающий избавиться от алкоголизма. За 9 лет через него прошло 2000 людей со всей нашей необъятной родины- не только богема. Алкоголизм- он ведь непонятно как развивается. Методы лечения у нас в стране- полукриминальные. Никто не отслеживает последствия кодирования, имплантации. У меня очень много умерло знакомых от водки- много хороших и талантливых людей умерло, которым не было ещё и 50 лет. Статистика сильно занижает данные по смертности от алкоголизма. Фиксируются только  случаи отравления водкой, а много ведь случаев- когда присел на скамейку и замёрз, столько друзей и близких людей так  погибло! После лечения в «Доме на горе»- больше половины до сих пор остаются трезвыми- это огромный процент. И лечат там бесплатно. Не у каждого есть деньги, чтобы лечиться от алкоголизма, хотя на дешёвую водку  хватает всем. Часто проблема для многих даже в том,  чтобы доехать до Питера лечиться, для жителей Владивостока, например - это очень большая сумма. При этом очередь в «Доме на горе»- на несколько месяцев. Мы – единственный бесплатный центр на всю Россию, который реально людям помогает.

            -У его истоков стоял Евгений Зубков?     

            -13 лет назад к нам на выставки приходил доктор психиатрии Евгений Зубков. Кстати, это он устроил первый концерт «Аквариуму» в Казани когда-то. Потом он стал директором           Центра по изучению алкоголизма. Тогда мы все сильно пили. Зубков   меня и Шинкарева отправил на курс реабилитации в Америку,  мы прошли его,  плюс пробыли на специальной  ферме, чтобы закрепить этот успех. Потом мы задумались- мы 3 месяца не пьём, а что мы в России будем делать, где пьют все?  Чтобы остаться трезвым самому, нужно помочь другому- вот в чём секрет излечения от алкоголизма. Был создан «Дом на горе», в нашей ставке на Кузнечном переулке мы стали проводить занятия для закрепления излечения. Потом анонимные алкоголики собирались в ставке  на  улице Правды. Нам дали новую мастерскую- но там тесновато, она в два раза меньше. Будет проблема- где собираться. 

            -Сейчас всё более массовой становится наркомания...

            -Да, но алкоголизм до сих пор – нерешённая, первостепенная проблема, он глубоко проник во все слои общества, он более распространён и даёт более страшные преступления. Доктор Стяжкин, работающий в «Доме на горе» знает статистику- он главный врач больницы на Арсенальной. Самые тяжкие преступления совершаются на почве алкоголизма.

            -Но на почве алкоголизма в России, увы, часто вырастают цветы искусства.

            -В России человек пьёт, выходит в астрал- ему кажется что он становится общительным, весёлым, это социальная смазка такая. Любая сделка в России нуждается в том, чтобы её обмыли. За границей человек делает вид, что пьёт. Чуть-чуть сухого винца, и он весёлый. А у нас почему то считается, что надо пить и пить- на этом построено всё.          

Для творческого человека это было необходимо- то, через что мы прошли. Много чего я увидел благодаря алкоголизму. В какие только места не забредал по пьянке. Открывал удивительные красоты неофициального Петербурга. Мне очень странно, когда академик  Углов говорит, что пить- это очень плохо, при этом он сам ни разу алкоголь не попробовал. При Горбачеве вырубали виноградники. У Васи Голубева был рисунок «Митьки спасают пивной ларёк от общества трезвости». Тогда была борьба с виноградниками, ларьками, есть люди которые не понимают, что это огромная культура, без неё человечество не было бы таким  богатым в духовном смысле. Вот брак в Канне Галилейской- какое первое чудо совершил  Христос? Он воду в вино превратил. Другое дело, что нельзя пить  в таких количествах и особенно водку. Меня вот что подкосило- спирт рояль.  Как потом я выяснил,  это технический спирт, который за границей использовался для разжигания каминов!

            -Да на нём же череп и кости были изображены!

            -Если бы я пил сухое красное вино- тогда  ничего бы кошмарного со мной бы не происходило. Главное в вине знать меру. Сейчас  происходит массовое насильственное спаивание людей. Пиво у нас дешевле, чем хлеб. Причём это не пиво даже, а пивной суррогат, от которого с 2-3 бутылок крышу сносит. Мы ругали советское пиво, что оно  по цвету и по запаху как моча- но оно было настоящее. Сейчас подозрительно дешёвая водка продаётся, все аптеки завалены  дешёвыми настойками овса- это безумие, что творится. Мы же не за это боролись, когда говорили: «Ответим на горбачёвский антиалгокольный указ митьковской белой горячкой!». Сейчас все люди повсеместно ходят с дешёвыми бутылочками в руках. Моё мнение- что целое поколение окончательно спивается. Хотя главное- чтобы на наркотики не переходили. Вообще, сейчас нет задачи проводить антиалкогольную пропаганду как при Горбачёве. Если ты трезвый и счастливый- - это главная пропаганда.

            -Есть ли у Митьков слоганы на злобу дня? Ну, например, на тему монетизации льгот Митьки как-нибудь ответили?

            -Мы тогда провели акцию. Нарисовали натюрморт из тех продуктов, которые может купить мать одиночка с ребёнком инвалидом на своё пособие. Даже кто-то в Думу эту работу  отослал. Во всём мире о детях, инвалидах и стариках стараются как то заботится, кто, как не государство будет им помогать? Сейчас получается, что  эти люди никому не нужны. Даже «Дом на горе» поддерживают американские благотворители. Сейчас, когда пытаются запретить действие зарубежных фондов на территории России, «Дом на горе» может перестать функционировать, тысячи алкоголиков не смогут излечиться.  Из русских один Юрий Шевчук  даёт благотворительные концерты в поддержку этого «Дома». Но богатые люди в России пока не понимают, что людам надо помогать, в том числе трезвеющим людям- чтобы они протрезвели.

            -Митьки ныне полевели?

            - Митьки –это срез общества, поэтому  внутри Митьков есть и новые левые, и новые правые, у нас же нет обязаловки. Митьки вовсе не должны любить капитализм  в связи с капитализацией России. Митьки объединились на почве любви к искусству. Как и весь народ- если нужно голосовать по какой-то проблеме- какой то процент будет голосовать за одно, другой процент- за другое. Про себя я скажу, что я не новый левый, и никакой не капиталист. Я считаю, что средний путь- более правильный. Должен быть  и капитализм с человеческим лицом, и социализм с человеческим лицом тоже. Все перекосы- это неправильно. Люди должны брататься и дружить, я не считаю, что один более прав, потому что он богат, а другой более прав, потому что у него нет ни копейки. Митьки- вненациональны, внеполитичны, они-  вечный андеграунд, они – это неформальное объединение. Членские взносы- это уже не митьки. Я бы хотел иметь денег столько , чтобы прокормить свою семью, свою жену и трёх дочерей,  не обязательно при этом ездить на Багамы.

            -А если не на Багамы, то куда?                 

            -Я люблю отдыхать Ленобласти, в своём полубараке. Я купил половину барака, построенного после войны. Там поле с прудиком, место для костра, лесок с грибами. На курорте жарко и вообще де родился, там и пригодился. Северная природа мне больше нравится.

            -А Москва не манит?

            оренной житель этого города.  Мне Марат Гельман предложил в Москву переехать. Говорит: «Митьки –наиболее удачный национальный проект. На этом можно зарабатывать деньги, иностранцы будут платить за экзотику». Но я так прикинул- я не хочу переезжать. Я и так там часто бываю. Когда я иду по улице- меня иногда узнают, подходят брать автографы. Когда у нас хотели отобрать мастерскую- ко мне подходили, говорили: «Мы за вас! Не сдавайтесь!».

            -Вы, в отличие от других художников, работаете с глубинкой, ездите с выставками по маленьким российским городкам. 

            -Задача искусства –нести людям радость. Мы никогда не отказываемся от поездок, куда бы нас ни пригласили. Иногда на улицу нельзя выйти- темень стоит, освещения на улицах нет, а в маленьком художественном музейчике- наша выставка.

.           -А главный слоган у Митьков  не устарел?

            -Какой? Главный- что надо быть хорошим.

            -А что «Митьки никого не хотят победить»?

            -В полном виде этот слоган выглядит так: «Митьки никого не хотят победить. Они всегда будут в говнище и проигрыше, но этим они завоюют весь мир». Это целая философия такая.

            -Вот вам дали галерею с евроремонтиком. И где проигрыш и экскременты, а? Или вы хотите его быстро превратить в музей андеграунда- обкурить махоркой, затоптать сапожищами, паучков запустить с таракашками? А что, во фраке и в выигрыше нельзя победить весь мир?

            -Ну, во-первых, сейчас в модных галереях делают специально протечку, обыгрывают социальные трудности.  В нашей новой мастерской, подчёркиваю, с дешёвым евроремонтом, в морозы прорвало трубы, нас залило. Мы не успели открыться, пол вспух. Крысы дырочки в полу прогрызли. Мы всё завесили картинами от пола до потолка- ощущение бывшего офиса уничтожилось. Дальше будет хуже, но веселее- я оптимист. Прорвёмся.

            -Русский хаос побеждает?

            -Всё это обживётся. Стиль у Митьков – «бедный, но честный».

            -А «богатый и честный»- это же так здорово!

            -Я не уверен, что это будет. Сейчас денег хватает, чтобы на общественном транспорте  доехать до ставки и обратно, чтобы на солярку для «Мерседеса» хватило. Она подорожала. Пока такого не было- чтобы пришёл дядя и сказал, будут митьки отныне на 600 мерседесах ездить, в смокингах. Этого не случается, но и хорошо.

            -А каким вы видите будущее Митьков, династийным?

            -Династии вырисовываются! У Кузнецова- 6 детей, они хорошо рисуют. Катя Флоренская, дочь Флоренских, хорошо рисует. У Ирины Васильевой трое детей. Дети Фила недавно приходили, рисовали. Природа не терпит ни в чём пустоты.

            -На открытие новой мастерской, может, Митькам следует придти во фраках? Надетых на тельняшки.

            -Почему бы нет!