Анатолий Шиманский, путешественник

БУДНИ И ПРАЗДНИКИ ПЕСКОСТРОЯ

           

Наш знаменитый питерский ковбой Анатолий Шиманский любит бродить по Невскому проспекту в техасской шляпе и прикольной тростью. А все оттого, что когда-то он решил изменить свою жизнь и уехал  в США. Пожив, поучившись и поработав в стране развитого капитализма, решил он получше узнать, почему же они так богато живут и к нам в Россию не стремятся. После 15 лет тамошней иммигрантской жизни Анатолий уволился с непыльной работы инспектора ресторанов. Для неспешного взгляда он купил лошадь, телегу, написал на кибитке «Из России с любовью» и отправился по дороге длиной пять тысяч километров от побережья Атлантического до Тихого океана. Познав секреты американской мечты, он отправился изучать Австралию и там прошёлся с верблюдами ещё полторы тысячи километров. Образование биолога и эколога не раз помогало выжить в экстремальных ситуациях. Вернувшись в Россию, захотел посмотреть, как она изменилась за годы его отсутствия, и проехал автостопом одиннадцать стран, и ещё по стопам Радищева прокатился на велосипеде из Петербурга в Москву.

            После каждого путешествия Анатолий писал книги, которые были изданы в нашем городе. Эти книги бередили сознание оседлых горожан, мечтающих к глубине  души о странствиях и  приключениях.

            В то время, когда Шиманский вернулся в Питер, домохозяйка Елена, занимавшаяся выращиванием сына и дочки, нашла на обрывке газеты приглашение выучиться на сказкотерапевта. Она вспомнила о своём образовании в педагогическом институте, о своей любви к сказкам и огромном опыте по их рассказыванию своим детям, и совершила решительный поступок. Она поступила учиться в институт сказкотерапии Татьяны Зинкевич-Евстигнеевой, даже написала своё цикл терапевтических сказок, которые вызвали одобрение у главного сказкотерапевта города, патриарха лечения сказками, Андрея Владимировича Гнездилова. Обучение юнгианской психотерапии при помощи игр на песке перевернули всю её жизнь. Оказалось, что путь к счастью Елёны лежал через песок.

            Мужу Елены её страстное увлечение сказками и отрыв от кастрюль и половой тряпки страшно не понравились. И она с песочницей наперевес, ушла из дома, тем более что дети уже подросли, и, согласно сказкам, пора им было начинать строить свои сказки. У Елены появились свои пациенты, перед которыми она выставляла ящик с песком, а они выбирали миниатюрные фигурки, расставляли их внутри ящика, являвшегося моделью их дома. Там и начинали они свой рассказ то ли о себе, то ли о сказочных персонажах, воспроизводя свои мечты, проблемы и комплексы, желаемое и реальное. После игр, заканчивавшихся не всегда хеппи-эндом, люди начинали по-новому понимать себя, и в их жизни тоже возникал некий хеппи-энд в глубине кажущегося жизненного тупика.

Однажды, в праздничный новогодний день, а в Новый год, как известно, сбываются все заветные мечты, Елена ехала в гости и увидела, что в закрывающиеся двери вагона вошёл наш герой. Он, конечно же, сел рядом и стал очаровывать её историями своих странствий. Надо же, какая удача! Настоящий, не сказочный герой сам пришёл в её жизнь. С ним надо познакомиться и сказочница пригласила его к себе в гости.

             «Нет, это не Сахара! Мне здесь тесно!» - такую фразу произнёс Шиманский, когда увидел песочницу, размером с журнальный столик. На песчаном полотне создают картины  те,  кто не умеет рисовать – подумал он. Но вскоре, когда им удалось «отработать обиду» на бывших партнёров, поняли, что хотят жить вместе. Пусть и разница в возрасте, пусть и не Сахара, и не сахар, но всё же... Есть взаимоодобрение и взаимоободрение, взаимопомощь и взаимопонимание. Шиманский потряс Елену своей мудростью, надёжностью, добротой, она нашла в нём учителя и нежно любящего мужчину. Всё в одном, как в сказке!

            А вот жить вместе им было негде. Но сказкотерапия - на то и терапия, что всякие волшебные вещи начинают происходить с людьми, отважившимися поиграть в песок. Знакомый  галерейщик, сдал бездомным влюблённым комнату на складе типа дворницкой, где мётла хранят, под аркой старого дома на Рижском проспекте. Они тут же затянули шелками жуткий потолок, расстелили ковры, обтянули изумрудными тканями старые стулья - и возникло уютное сказочное гнёздышко, чистое и волшебное.

            Старый ковбой Шиманский имеет очень здоровую привычку раз в год устраивать себе трехнедельную голодовку. Он и Елену вовлёк в это дело, и нечем им было заняться без телевизора, без еды и потребности мыть посуду. Елена посоветовала грустному ковбою что-нибудь нарисовать, арттерапия - отличное средство сократить время и удлинить жизнь. Была еще одна мысль – оторвать его от единственного в доме компьютера и написать книгу о своих странствиях по сказочным мирам.

Анатолий начал рисовать потихоньку, потом как-то взял песок из её трудовой песочницы, добавил его в краски. И создал множество абстрактных картин с рельефной песчаной текстурой. Теперь Шиманский - автор нескольких десятков полотен, они выставлялись в Манеже  и в Ленэкспо, несколько работ у него уже купили. Потом в «Борее» у Анатолия Шиманского была персональная выставка «Путешествие из Ленинграда в Петербург», где он вывесил свои картины, карты и фотографии городов мира, а также добытых по дороге трофеев.

             При этом вокруг песочной пары летает некая магия - всё идёт в руки. Рамы для работ Шиманский нашёл на улице, последнее время он всё время находит повсюду деньги. То стошку принесёт, то полтинничек. Елена и Анатолий говорят - это сказки в песке открывают всякие полезные чакры. Ещё пескосказочница и пескохудожник пишут роман на двоих. У них в закутке стоит компьютер, и они по очереди туда забираются, чтобы там пописать свои то ли сказки, то ли быль. «Прорвало. Накрыло. Можно жить!» - говорит мне Елена. «Приходи ко мне, разыграй свою сказку, и она сбудется. Если захочешь».

            Когда Елена выставила свою песочницу, я насажала туда зверушек, пупсов, набросала всяких стекляшек и звёзд, пальм и ёлок. Из человечков у меня там был только смеющийся мальчик и двое маленьких детей. «Что это? А где люди? Где семья? Где дом? Кто у них главный? Где любовные пары?». Я впервые задумалась о своём глубоко бессознательном. У меня получилась хипповская коммуна без авторитетов, семей, где все дружат между собой, будучи то ли зверьками, то ли вечными детьми. Даже и непонятно, хорошо это или нет.

А Шиманский осел у игрушечной Сахары и пока путешествует медитативно. Ждет, когда Елена морально созреет для странствий вдвоем, потому что собирается показать ей лучшие места мира, в которых уже сам побывал.