Александр О Шеннон

БУНТ МОСКОВСКОГО АНТИБАРДА

 

В Москве мне предложили послушать  песни антибарда Александра О Шеннона.

-Почему антибард? О Шеннон- это француз?- возникло у меня сразу много вопросов.

Когда зазвучала прелестная песенка  «Истамбул, Константинополь»- сразу стало ясно, что это действительно ничего не имеет общего с унылым терлененьем сладкодушных бардов.

 

«Человек с гитарой! Пожилое дитя совка, воплощение русского регтайма, бита и мятежных шестидесятых, сгнивших на корню от обильной сырости немощных сиротских слёз». На концерты бардов «приходят в основном какие-то фанатики с трагическими лицами и жаждущие душевности женщины за тридцать. Те, кто хочет обрамить своё субботнее одиночество торжественным созвучием трёх аккордов»..«Гитары у меня всегда …замызганные, пыльные, поцарапанные, как опустившиеся женщины, ставшие нелюбимыми». - это из книги О Шеннона «Антибард».

           

            Александр О Шеннон – автор чудесных песен. В них «морозное солнце встаёт над Москвой», леди совокупляется с догом в Гайд-парке, воспитанница хитрыми глазками глядит на своего учителя, «на рассвете карибского дня негритянка разбудит меня, мелодично цепями звеня».  Песенку «Istambul» крутили два года по «Русскому радио-2», совершенно непонятно, почему перестали. В его песнях  героям можно всё. Сексуальные фантазёры и извращенцы помещены О Шенноном в романтические пряные красоты, отдающие душком Вертинского. При этом они нежны, изысканы и интеллигенты.

Почему то красавчик О Шеннон  попал в тесные объятия КСП (клубов самодеятельной песни) и там его засосала своеобразная, но покрытая плесенью среда песенных самопальщиков. Долгие годы выступлений в упряжках с серыми бардами по клубам среднего пошиба довели О Шеннона до того, что он возненавидел россиян, пропевших свою родину. О Шеннон заболел, пережил клиничесую смерть и состояние невесомости между двумя мирами в реанимации.

Потом он бросил свою гитару, поклялся больше никогда не писать песен, и написал роман «Антибард», в котором жестоко разделался с породившей его средой. Роман издали 5-тысячным тиражом, уже распродали и заказали О Шеннону написать ещё один роман.

           

            КОГДА К ВАМ ПРИХОДИТ КЭГЭБЕЦ

            -О Шеннон- это не псевдоним.  Это  ирландская фамилия. Дед  Александра-Джон Артур О Шеннон. Буква «О» означает «внук», «шеннон»- какой-то кельтский бог. Джон Артур О Шеннон старший  был известным ирландским террористом в 30-х годах 20 века, он боролся за свободу Ольстера-. Ирландия -  западноевропейская Чечня- в то время  представляла собой малину для всех разведок мира. Это был самый лёгкий путь в Англию, все на кого-то тогда работали. Ирландский террорист работал тогда одновременно на русских, немцев и американцев, в результате чего окончательно запутался и  ему надо было куда-то сбегать. КГБ предложил ему работать во- внешней разведке, дал звание капитана, засекретил.  В КГБ был отдел Северо-Западной Европы, так как О Шеннон старший знал 5 языков, ему предложили работать именно в этом отделе. Дедушка выучил для работы норвежский, гальский. Приехал в СССР работать он не один, а со своей ирландской женой, которую звали Хелен Макнамара. Она была связной, бывшие ирландские террористы работали с норвежским сопротивлением. Дед будущего антибарда дослужился до полковника, имел много русских и норвежских наград, но ни разу их так и не надел.

Дед ни разу не слышал  песен внука, он был к ним абсолютно равнодушен. Всю жизнь он жил в своём мире, он был остроумнейшем  и начитанным человеком. Имел огромную библиотеку, до 70 года  семья О Шеннонов жила в старинном купеческом особняке. Потом жильцов выселили, деду. дали квартиру в кэгэбэшном доме на Преображенской площади.

            Внук ирландца характером был в деда. Из 8 класса его выгнали за злостное хулиганство, его даже пытались отправить в специнтернат, но дед внука отмазал. Злостное хулиганство юного О Шеннона состояло в том, что на весенних каникулах на стене школы он нарисовал карикатуру завуча.  Так О Шеннон попал в ПТУ, половина его однокашников сидела по тюрьмам за правонарушения.  Террористический ген предков в О Шенноне трансформировался в художественный, в результате юноша из номенклатурной  семьи попал в журнал «Столица». и стал замом главного художника. Одновременно с этим он стал писать песни и стихи, научился ходить в походы, участвовать в слётах КСП своей среде он быстро прославился, написав нестандартный для костровых песенников шлягер  «На станции Панки  живут лесбиянки».Был период, когда Александр был страшно влюблён в Гребенщикова и подражал ему. Это до сих пор единственный музыкант, которого О Шенон может слушать.          

 В бурные 90-е, когда «Столица» накрылась, Александр стал челноком , ездил в Данию за дешёвыми тряпками. Рисовал в изданиях, выступал с группой «ВИА». О Шенон побывал во многих странах Жил некоторое время в Англии у родственников, занимался там тем же, чем в России-  рисовал для изданий, даже иллюстрировал маркиза де Сада. Был в Турции на каком-то фестивале от студенческого театра МГУ, для спектаклей которого писал песни. Там написал свой шлягер «Istambul”.

О Шеннон 3 раза был женат и 3 раза разводился. Всё как то ыстро заканчивалось, от браков  оставались воспоминания и дети. Первая жена Александра была литовской полячкой из древнего рода, ей нравились  стихи Александра. Со второй он познакомился, когда девушка -  училась в Плехановской академии.  Третья жена приехала в Москву в рваных сапогах из Сибири,  из Красноярска, чтобы учиться в ординатуре. Теперь она - президент ювелирного концерна.

 

ИМЯ НЕ СДЕЛАЛ

 Лет 10 назад вышла  первая кассета О Шеннона. Она имела знаковое для его поколения название «Я заплутавший мальчик». В то время многие вскормленные в инфантильности бывшие совки чувствовали себя заплутавшими мальчиками. Те, кого жизнь  не успела заставить быстро повзрослеть. Затем была кассета «Ангел на белом козле». Опять же характерное название – с годами инфантилы сохраняют ангельское представление о себе, но продвижение по земле без попадающихся навстречу козлов проблематично.  Кээспэшники в это время потихоньку стали перебираться из лесов в московские клубы среднего и низкого уровня. Стухшая романтика, наследство  розового протеста  незрелых совдеповских душ, раздражала потомка ирландцев, но он  как человек с гитарой, не мог найти сбыт своей художественной продукции в другой среде. В 2000 году Александр выпустил книжку стихов «Ирландский блюз».

-У меня много поклонников и поклонниц- не одна тысяча. Когда я выступаю, они дарят мне обычно коньяк, покупают мои диски. Но имя по настоящему я так себе и не сделал. В конце концов вся эта бардовская эпопея мне надоела. Меня стало тошнить от песен, выступлений, музыки. Я 10 лет не слушаю музыку. Могу слушать только классику. Я понял, что единственное, чем хотел бы в жизни заниматься- это проза. Я стал много читать, поступил на заочное отделение Литературного института. Мне захотелось попробовать написать книгу. Я понял, что либо надо писать, либо- учиться писать. Я выбрал первое. Через год рукопись была готова и меня издали в издательстве «АСТ».

 

РЕАЛИСТ И ЧЕРЕСЧУР РОМАНТИК

-Написав роман, вы выбросили гитару?

-Гитара моя стоит дома у мамы с папой. Родители, как и дед, ни разу моих песен не слышали. И книгу не читали.

-А барды?

- Барды читали. за книгу на меня не обиделись. Большинство знакомых книгу даже одобрили.

-Вы, этакий иронический псевдоромантик в своих песнях, в прозе придерживаетесь строгого, иногда даже пафосного реализма…

-Я считаю себя реалистом, но при этом я чересчур романтик. Окружающий мир меня абсолютно ни  в чём не удовлетворяет. Все  остальные пытаются быть романтиками, актёры, певцы делают их романтиками.  Я никакой романтики в искусстве не вижу. На то оно и искусство чтобы всё делать искусственным.

У нас был очень наивный, до глупости, высосанный из пальца романтизм шестидесятников- престарелых бородатых мальчиков. И это до сих  длится. К власти пришли люди, которые думают, что они знают больше всех. Но они не понимают простой вещи: мир, который существовал недавно- он кончился. Наступает новая эра, когда все понятия переменятся, минус станет плюсом, догмы, нормы, постулаты нравственности и морали- всё это переменится. Тот мир который мы видим- его уже нет. Всё рухнет и возникнет что-то новое.

      -То есть вы считаете, что нашему обществу не хватает какого-то нового, трезвого реализма, и чтобы он возник, вы боретесь с романтизмом слюнтявым, сентиментальным, мутировавшим в океан попсы?

-Борьба с романтизмом- это не то, что борьба, а просто желание показать окружающим людям что есть что-то ещё. Я хочу,  чтобы к своим песням они не относились как к божественному дару. Песня- это всего лишь песня. К этому надо относится с холодным разумомному дару. Песня- это всего лишь песня. К этому надо относится с холодным разумом.

 Но у вас, наверно, тоже был период увлечения этим романтизмом!

-В 13 лет мне очень нравился Окуджава. Он безумно талантливый, но является воплощенной иконой шестидесятничества. Потом я понял, что любое иконборчество заканчивается повешением икон.

У меня нет радио, по ТВ я смотрю только канал «Культура», обычно в обкуренном состоянии. Бог разговаривает с нами через ТВ. Это надо почувствовать и расшифровать. Об этом пишу в своём новом романе.

-Это будет «Антибард-2»?

- Антибарда-2 не будет. Это будет что-то совсем другое.

-Как антибард вы не смогли прорваться в обойму тех, чьи песенки крутят по радио с утра до ночи.  Ваше песенное творчество, очевидно, не смогло привлечь артменеджеров из-за маргинальности ваших текстов. Литература же сегодня, напротив, поощряет творчество «погорячее», поабсценентней. Вам хотелось бы в литературе добиться более широкой известности?

-Хотелось бы успеха? Именно литературного- хотелось  бы. Меня привлекает в нём то, что он спокойный.нет узнавания на улице, девушек с коньяком и цветами, - всей этой атрибутики утомительной.

-В ваших текстах часто мелькает фашистская атрибутика. Недавно вы написали песню на иронические стихи В.Емелина «День рожденья Гитлера». С чем это связано?

-Песня про девушек в кожаных юбках  имеет отношение к эстетике секса, а не к эстетике фашизма. Вообще, мне нравится эстетика фашизма, придуманная мифология, но абсолютно не нравится то, что они вытворяли.

-Красота спасёт мир?

-Красота этого мира может спасти меня, но я не знаю, где её искать ё уже нет. Я так думаю, что Россию мог бы спасти 4 рейх без излишеств.

 -А где, по вашему, проходит грань между излишествами и необходимым?

-Эту грань  найти трудно, но можно.

-Гены дедушки- террориста больше  не стучатся в ваше  сердце?

- Я иногда вяло браню англичан.