Шиманский Анатолий, писатель и путешественник.

На Ваньке по Америке

 

В Петербурге среди множества писателей выделяется даже внешне Анатолий Шиманский. Ходит он по городу в ковбойской шляпе и опирается на свою неподражаемую палку путешественника, снабжённую гудком, собачкой с пипочкой и бутылкой с коньяком. Раньше носил с собой непременно огромную конторскую книгу, со страницами, обклеенными газетными вырезками, фотографиями, исписанными разными почерками и на разных языках всякими пожеланиями, стишками, телефонами и адресами. Сейчас книги эти его так затрёпаны, что их следует поберечь для музеев, и Шиманский уже их с собой не берёт. Потом наступил момент, когда русский ковбой, путешественник и писатель Шиманский превратился в художника, участника многих сборных выставок самых модных художников Петербурга.

Но самое главное, что сделало Анатолия Шиманского выдающейся личностью – это его путешествия а лошади по Америке, на верблюдах по Австралии, а также описания этих путешествий в виде  книг.   

            Родился Анатолий Михайлович Шиманский в Белоруссии, учился  на биолого-почвенном факультете ЛГУ им. Жданова, в 1970 году защитил кандидатскую диссертацию  по теме «Вариабельность в популяциях партеногенетических ящериц Кавказа». Но по натуре своей Анатолий Шиманский- это настоящее перекати-поле, не может он находиться на одном месте и пускать там корни, вечно его влечёт за горизонт любопытство. И влечёт его оно  всё же не за горизонт, а к людям. Повышенная степень любознательности к тому, как, зачем и каким образом живут разные люди на земном шаре, не даёт Шиманскому покоя.

В 1980 году Шиманский уехал в США,  там получил степень магистра здравоохранения (МРН) и экологии в Колумбийском университете города  Нью-Йорк.  Работал таксистом, охранником, инспектором  ресторанов. Но опять ему стало скучно. Анатолий бросает непыльную работу,  покупает  лошадь, телегу, пишет на кибитке «Из России с любовью» и отправляется  по дороге длиной пять тысяч километров от побережья Атлантического до Тихого океана. Впервые в истории страны Шиманский пересёк США на одной и той же лошади по кличке Ванька, о чём  написал книгу «Америка глазами русского ковбоя». 

            Но на этом он не успокоился. Проехал на велосипеде от Нью-Йорка до Флориды, а потом на двух верблюдах проехал вдоль восточного  побережья Австралии и написал книгу  «Путешествия русского ковбоя». Образование биолога и эколога не раз помогало выживать ему в экстремальных ситуациях.

Вернувшись в 2000 году в  Россию, Шиманский захотел посмотреть, как она изменилась за годы его отсутствия, и  по стопам Радищева прокатился на велосипеде из Петербурга в Москву, а оттуда в Белоруссию, написал книгу «Россия глазами странника».

 Автостопом проехал 11 стран Азии и написал книгу  «Хождение за тридевять земель».

Книги Шиманского похожи чем-то на авантюрные романы авторов 18-19 века. А сам Шиманский  мне порой кажется похожим на какого-то Франциска Ассизского, например. Его влечёт не столько дорога сама по себе, сколько люди повсюду, и имидж путешественника, безденежного странника, международного фрика-писателя- это ему нужно только для того, чтобы иметь право в наши скучные паспортные времена постучаться в любую заинтересовавшую его дверь, потребовать открыть её перед ним, и показать то, что люди сегодня меньше всего знают- внутренний уклад жизни семей, или людей одиноких.  Книги путешествий Шиманского можно сравнить с путешествиями по Англии 1930-х годов Оруэлла. Запрограммированные Шиманским в путешествиях отсутствие денег, голод, холод и бездомность позволяют ему раскрывать во встреченных им людях их душевные качества. Одни пускают русского путешественника в дом, дают кров и пищу, другие прогоняют, или пускают на лужок за загородку. А Шиманский всё записывает подробно- кого как зовут, кто кем работает, кто как живёт, чем питается и чем угощает, что читает на ночь. Шиманскому удалось сделать то, что никто ныне в мире не делает- через придуманную им схему путешествия провести колоссальное социологическое и человеческое исследования  людей на разных континентах.

.

Из высказываний Анатолия Шиманского:

-Считаю  себя «БЕЛЫМ ВОРОНОМ», а также «БЕЛОЙ КОСТЬЮ»  и

«ПРОИЗВЕДЕНИЕМ ИСКУССТВА» (Masterpiece of Art), поскольку никогда не

вписывался ни в какую структуру, и не состоял ни в какой партии.

-Считаю себя ШЕДЕВРОМ,  впрочем, таковыми являются и все те, кто это

осознаёт.

 -В Питере  мне  не хватает неба, звёзд и тепла. Живу здесь лишь ради

любимой женщины и красоты ансамбля Стрелки Васильевского острова. Не

считаю Питер самым красивым городом мира, на первом месте для меня -

Эдинбург..

-Петербург не авангарден, но таковым становится благодаря таким

поэтам и художникам, как Ира Дудина. Авангардисты нашего города- Ирина ДУДИНА и Я, она ещё и птичка дятел, долбающая и покрывающая своими ковриками и матом власть имущих.

 -А самый авангардный город мира Нью-Йорк, в котором творят 350 000 художников, поэтов и музыкантов. Там я, будучи грибником, познакомился с великим авангардистом и композитором Джоном Кейджем, и его женой, художницей Ксенией Кашеваровой. Джон подарил мне свою книгу о съедобных и галлюциногенных грибах, которые я и опробовал.

 

-Анатолий, всё аки, как ты попал в Америку. Ведь это произошло до Перестройки, и ты был уже не юный студент…

-Я именно « попал» туда, причём, случайно. Потому как собирался жить совсем в другой стране, в Индии, бездельничать в позе йога где-нибудь в горах и наслаждаться просторами и теплом. Но туда не пустили - своих йогов полно, и пришлось ехать в Америку, раз уж я получил возможность покинуть СССР, просидев два года в ожидании визы на выезд.

 

-Была ли у тебя золотая детская мечта стать ковбоем? Вообще при совке люди делились на два лагеря. Одних манила мечта об Америке, джинсах и демократии, другим, мне, например, всегда американская культура казалась малоинтересной. Разве что индейцы в резервациях меня манили…

-Отнюдь. Я и лошадь-то впервые живьём увидел, будучи уже студентом и сильно разочаровался в своих способностях, когда при попытке произвести впечатление на симпатичную девушку, слетел  с коня прямо перед домом красавицы. Знание об Америке было сугубо ностальгическое - после войны мы получали посылки от американского Красного Креста. Жили мы тогда голодно, питались в основном картошкой в мундирах и хронически недоедали. Этот запах сытости от яичного и молочного порошка остался на всю жизнь как символ благополучия. Сейчас у нас большинство продуктов пахнут импортно.

 

-Какое было твоё первое впечатление - это была страна Жёлтого дьявола, как писал Маяковский, или это было головокружение от обещаний Свободы?

-Когда мы подлетали к Нью-Йорку, я был потрясён тем, что земля под самолётом была залита электрическим световым ковром на протяжении тех двух часов, которые мы летели над материком. А сойдя  с трапа, поразился гигантским аэропортом имени Кеннеди. Я уж и не говорю о супермаркетах, выход из которых находил с трудом, находясь в состоянии клаустрофобии.

 

- К сожалению, я не читала твою книжку про путешествие на кибитке по Америке, но много слышала о ней от тех, кто читал. Всё же какие старики живут в одноэтажной Америке- беззубые в растянутых трениках, или все с белыми вставными зубами и в свежих джинсах?

-Старики, по-моему, везде живут одинаково одиноко, независимо от статуса. Там дети уезжают от родителей в возрасте 16 лет, принято, чтобы дети научились жить самостоятельно. И родители до старости продолжают жить одни. У нас же, престарелые родители освобождают жильё для подросших детей и внуков, переселяясь  в загородные бунгалы.

 

-Ты очень любишь голодовки оздоровительные- это следствие опыта жизни без денег и еды за границей, или это твой личный выбор?

-Познание себя, своих возможностей - это, наверное, естественное желание каждого мужчины. А смогу ли я? Начитавшись Поля Брегга, я решил опробовать его способ оздоровления на себе. Победа над собой - самый ценный опыт. Потом втянулся и до сих пор устраиваю разгрузочные дни. Эта тренировка воздержания от пищи, дала возможность управлять и другими привычками: к алкоголю и курению, что немаловажно в путешествиях. Умение управлять собой то и есть истинная свобода, ощущение которой не зависит от места проживания.

 

- В твоих книжках особенно радуют описания всяких фриков, хиппарей, алкашей, богемы.

вообще фрики и богема всех стран - это общий тип личности, или же есть национальные особенности…

-Алкаши - это явление интернациональное, а вот хиппари либо «несогласные» - это идеология противостоящих истеблишменту.

.

-Вот ты изошёл в Америку в годы загнивания советского строя с его гнётом пришедшей к абсурду идеологии, с его старческой бесхозяйственностью. Сейчас и Россия, и Америка- это не те страны, какими они были в 80-е. Как изменилась Америка и Россия за 30 лет, на твой взгляд?

-Я был весной в Техасе, город разросся домами и дорогами, с тех пор как я жил там 30 лет назад. Питер же, разросся рекламными щитами и иностранными вывесками на всё тех же домах, разве что кольцевая дорога появилась и дамба достроилась. Пригороды стали грязнее значительно, тут и там вывески «купаться запрещено», а там, у берегов можно выловить рыбу с метр длиной. Сам ловил!

 

-Одна американская журналистка делала со мной интервью по поводу моих политических ковриков. Меня поразило, что вся моя сатира, направленная против вредоносного влияния глобализации на экономику, культуру и мораль России, оказалась абсолютно понятной американской девушке и вызывала у неё сочувствие и симпатию. Потом журналистка  спросила про картинку, на которой Россия изображена  в виде девушки, привязанной к берёзе, и её насильственно ложками кормят транскорпорации. Я объяснила, что в современном мире почему то всё так сделано, что Россия лишилась своего сельского хозяйства и не имеет права кормит себя своим молоком, мясом, овощами и фруктами, а вынуждена питаться глобалистическими продуктами низкого качества, протравленными консервантами, ешками и т.д. Журналистка сказала, что те же процессы происходят в США, там идёт сокращение фермерства и завоз иноземного товара, что гробит хозяйство Америки. Меня это поразило.

Как ты расцениваешь процессы глобализации? Откуда они идут и кому выгода от них?

 

-Сокращение фермерского хозяйства  у них и у нас это совершенно разные вещи. У них-от переизбытка продукции, у нас т невозможности выжить.

 

-Ты в частных беседах часто ругаешь русских дураков, русскую власть. Но живёшь в России. Ты любишь Россию? Или ты глобалист и тебе плевать, где жить?

-Ругать всех и вся-это от бессилия, наверное. Чтобы сделать жизнь лучше, надо начинать с себя, со своего пространства жизни. Где бы я не жил, всегда начинаю уборку мусора в пределах моего видения, не перекладывая это на других. Вот забавный случай был со мной весной в Техасе: хозяйка дома, где я квартировал месяц, содержала 15 кошек и разрешала им гадить, где придётся и в доме и во дворе. Запах стоял чудовищный! На мои попытки расчистить этаж от кошачьего дерьма – она устроила истерику оттого, что позволил себе наводить порядок в её доме.

 

-У тебя в книгах присутствует нерв одинокого мужчины, страстно ждущего своей любимой. И в жизни у тебя, судя по всему, чехарда с женщинами. Они виноваты или ты? Или у тебя поиск невозможного идеального существа

-Поиск «как бы» единственной продлевает мне жизнь. Тем не менее, я уже трижды женат, да и просто возлюбленных было достаточно. Для получения идеала, надо самому, наверное, быть таковым?

 

-Вообще, почему ты осел в Питере, а не в Москве или Воронеже? Для  чопорного сухого Питера ты слишком живой, активный, артистичный, мне кажется, что в Москве ты бы как сыр в масле катался бы…

-Питер – город моего студенчества и семейной жизни. Здесь у меня сокурсники ещё живы, и семья единственного сына. Опять же, очередная жена, к тому же сказочница, здесь встретилась, уже семь  лет с нею веселюсь.

 

-Ты катался на лошадях, верблюдах. А бывали ли случаи, когда ты чувствовал себя ослом?

-Ослом нет, а оленем – да, неоднократно.

 

-Вообще, если бы всё было возможно, чего бы ты хотел бы получить здесь больше всего?

-Здесь я хотел открыть свой музей, ведь я первым в истории проехал  Америку на лошади с телегой  от океана до океана. Питер вообще город первопроходцев, начиная с его основателя. Опять же, памятник Пржевальскому стоит, я бы с удовольствием рядом забронзовел.

 

-и вопрос - если тебе дадут миллиард долларов, куда ты их потратишь?

-Сумма , с учётом моей пенсии в 5800 руб, совершенно невообразимая. Наверное, деньги и даются тем, кто уже мысленно их потратил. Но подводная лодка в этом списке бы была обязательно, так как я ещё хотел бы посмотреть подводный мир и, как знать, встретить там русалку.

 

- Какие путешествия тебе хотелось бы ещё совершить? 

-В Новую Зеландию, для начала.

 

-Каким общим тиражом вышли твои книги? Какие разошлись быстрей всего?

-. Весь тираж моих книг порядка 6 тысяч экземпляров, стыдобуха.

 

декабрь 2011

Беседовала Дудина Ирина