Михаил Турецкий

В 1989 году Михаилу Турецкому, выпускнику академии им. Гнесиных по специальности дирижер предложили возглавить хор московской хоральной синагоги. Он согласился, хоть и не знал, к чему это приведет. А привело это вот к чему: интеллигентные красавцы, обладающие невероятными голосами, исполняют музыку всех времен и народов на 10 языках, каждый год поражая своего зрителя не только новыми музыкальными находками, но и яркими артистическими эффектами. После их концертов остается ощущение, что счастье есть, а музыка жива и прекрасна во всех ипостасях. Называется все это «Хором Турецкого».

 

Михаил, ваш хор…

– Нельзя сказать, что «Хор Турецкого» – это хор в прямом понимании этого слова, так как хор – это собрание артистов, которые поют под управлением дирижера. А у нас шоу, ансамбль солистов, где каждый – обладатель штучного голоса. Оперный солист у нас может спеть что-то роковое, не характерное для его голоса и имиджа... Диапазон голосов, хореография позволяют нам работать «шире», чем это может сделать любой другой коллектив.

Но слово «шоу» звучит как-то не очень гордо.

– Это слово девальвировалось. К сожалению, часто, в нашей стране две «тушки», поющие под фанеру и неуклюже передвигающиеся по сцене, уже являются шоу. Такого в Америке, например, не возможно себе представить, там сразу дисквалифицировали бы таких певцов, потому что петь под фанеру – это вне закона. А у нас всё это узаконено. «Хор Турецкого» же делает шоу с большой буквы. Мы работаем без фанеры, с полной отдачей, тратим очень много времени и денежных средств на то, чтобы удивить зрителя, чтобы показать ему что-то новое. Иногда, чтобы показать то, чего он никогда раньше не мог видеть: на концертах «переносим» его в другие страны, в другие музыкальные эпохи...

Каким было ваше самое необычное выступление?

– У нас очень яркая биография. Много было необычных концертов. Помню очень красивые концерты в Венеции, в Индии… Однажды мы выступали на Северном море, около Мурманска, на крейсере «Адмирал Кузнецов» – на палубе, где взлетают самолеты. Военнослужащие, матросы, старшины, командующий состав взяли нас в плотное кольцо. Они отключили всё, что ревет на корабле, и даже подпевали. Поэтому выделить одно выступление крайне сложно…

Наверное, «Хор Турецкого» исполнил «Яблочко»?

– Нет, мы пели «Жил отважный капитан, он объездил много стран», и капитан начал нам подпевать.

Знаю, часто, на Ваших концертах присутствуют первые лица государств. Скажите, они не смущают, не сбивают с ритма?

– Наоборот, вдохновляют. Когда перед тобой сидит харизматичный человек, ты испытываешь подъем адреналина. А первым лицом, как правило, становятся не просто так, а в силу необычной энергетики, харизмы или правильного происхождения. Перед таким человеком всегда интересно выступать.

В Турции вы, наверное, особенно популярны?

– Слово «турецкий» в Турции непонятно. Моя фамилия происходит от названия городка Турец, что в Белоруссии, и досталась она мне от матери. В Турцию нас приглашали много раз, но почему-то всегда осенью, а осенью мы обычно в Америке выступаем, потом едем в Сибирь и на Дальний Восток, поэтому ни разу не сложилось…

Вы любите Сибирь?

– Я обожаю Сибирь! Города в Сибири развиваются так же, как Москва и Петербург, там живут наши поклонники, и к ним мы всегда едем с радостью. Мы собрали два аншлага в оперном театре в Красноярске. Это, наверное, самый большой оперный театр в Евразии. За три недели до концертов билетов в продаже уже не было. Благодарнейшая публика, интеллигентнейшие люди, непередаваемая атмосфера. Потом Омск, Иркутск. Собираешь большие залы, чувствуешь свое предназначение – приносить радость людям. Нас там ждут, ценят и уважают, и это абсолютно взаимно

А как насчет Петербурга?

– В Петербурге грядет каскад концертов «Хора Турецкого» в феврале, это уже стало нашей доброй традицией. Приятно, что в этом городе у нас самый большой рейтинг по России, даже телевизионный. Когда по «Первому каналу» шел наш концерт, в Москве рейтинг был 18,8 балла, а у вас – 22. Москва любит нас, а Петербург – обожает. И это, нас, конечно, обязывает, поэтому мы всегда очень волнуемся перед нашими концертами и каждый раз стремимся удивить зрителей чем-то совершенно особенным!

Для меня Питер означает очень многое. Я фанат вашего города во втором поколении. Мой отец – участник прорыва ленинградской блокады, он жив и здоров, ему 95 лет. Я поздний ребенок, у меня есть брат, на 15 лет меня старше. Каждый год мы семьей обязательно приезжаем в Санкт-Петербург. А первый раз я попал в ваш город в три года, и с тех пор ежегодные визиты не прерывались. Я очень люблю прогулки по Питеру, в них есть что-то совершенно особенное, люблю посещать музеи, кинуть на счастье монетку у «Чижика-Пыжика». В раннем детстве мне было интересно обнаружить те милые детали, которые так тонко отличают Москву и Санкт-Петербург: мы, в Москве, например, говорим батон, а в Питере говорят – булка; мы говорим подъезд, а в Питере – парадная; или, например, бордюр в Москве – это поребрик в Питере. В Санкт-Петербурге чувствуется не просто история нашей страны, но все величие царской эпохи.

Ваши хористы…

–Артисты...

Солисты выглядят роскошно, несмотря на почти походную жизнь. Дорого ли нынче стоит мужская красота?

– Сцена дисциплинирует человека, заставляет его ходить в тренажерный зал, к косметологу, заставляет думать, как одеться, как питаться, чтобы не толстеть. Артистическая карьера требует большого внимания к своей внешности. У нас в этом плане получилось все очень удачно: симпатичные юноши стали яркими красивыми мужчинами. Нашим артистам от 26 до 45 лет, все в детородном возрасте, и они символизируют собой лучшую часть мужского населения страны. И тут ничего особенного делать было не нужно: если человек не убивает себя алкоголем, поддерживает спортом, то он будет хорошо выглядеть.

Поклонницы и поклонники преследуют ваши самолеты и поезда?       

– Кончено. Я порой  даже удивляюсь, на какие подвиги ради нас они способны! Приезжаешь в Петропавловск-Камчатский, а там они уже у трапа стоят. Как добрались раньше нас? Немыслимо, но очень приятно!!!

Недавно в передаче «Гордон-Кихот» вы выступили в роли ветряной мельницы, с которой сражался Александр Гордон...

– Что меня смущает – Гордон ни разу не был на нашем концерте. Ему хотелось остроты, накала, чтобы вся программа была погорячее. Проблема в том, что не всё, что ты говоришь в студии, оставляют в эфире. И часто вырезают так, что в результате ты выглядишь нелогичным и неумным, а ведущий – наоборот. В этой программе, о которой вы вспомнили, слева сидели те, кто знают что такое «Хор Турецкого», а справа – недоучившиеся музыканты, которые знают, как должно быть, но эти знания не воплотили в жизнь, не довели до точки, поэтому они могут только критиковать, завидуя. Нам говорили: в 97-м году вы были другими! Да. Ну и что? Не хочу вас расстраивать, но мы собираем по 5 аншлагов в Москве и по 5 в Петербурге. Мы приглашаем лучших режиссеров – Алексея Сеченова, Андриса Лиепу, Александра Ревзина, лучших художников, лучших декораторов. У нас большая касса, но еще большая ее часть идет на то, чтобы у нас было шоу с лучшими технологиями Лас-Вегаса и Бродвея. В Москве есть реальные сборы и реальные деньги, которые мы можем вкладывать в эту красоту и эту культуру. И мы единственный коллектив, который раз в году на 85 процентов обновляет свою программу, шоу и технологии, каждый год мы уничтожаем старые декорации и строим новые.

Прямо так и уничтожаете?

– А куда их деть? Обидно, конечно. Полгода строятся декорации, мы их буквально вылизываем... Поэтому у меня сердце кровью обливается, я прошу знакомых подержать декорации (а они огромные!) где-нибудь у себя, плачу за аренду деньги, а потом понимаю, что все равно деть их некуда.

Ну так размещайте объявления на своем сайте, и поклонники ваши декорации по частям растащат, найдут им применение!

– Попробуем.

Михаил, а как вы себя чувствуете в роли отца трех сестер?

– Они все разного возраста, у них разная жизнь, разные возможности. Это не чеховские три сестры. Объединяет их только моя кровь и то, что в музыке каждая из них – маленькая звездочка.

Маленькие звездочки когда-нибудь станут большими... А вот интересно, вы женщин в свой коллектив брать не собираетесь?

– Надо! Я мечтаю, что когда-нибудь эта эпоха одних мужчин закончится. И появится ряд двухметровых моделей, 10 красавиц с прекрасными голосовыми данными, которые будут петь, играть на разных музыкальных инструментах и танцевать. И это будет срывать башню у всех без исключения. И это будет абсолютно новое шоу