НИКОЛАЙ ВАЛУЕВ

С чемпионом мира по боксу Николаем Валуевым мы встретились в офисе его благотворительного фонда развития детского и юношеского спорта. Расположен он в центре «Гулливер» – очень подходящее название для нашего героя.

 

- Вы человек нестандартного роста. Насколько среда обитания комфортна для вас?

Николай Валуев. Важно, чтобы потолок был повыше, двери тоже. Кровать можно заказать, ну а в гостинице на любой двуспальной кровати по диагонали я спокойно помещаюсь. Если раньше, в советские времена, были проблемы с одеждой и обувью, то теперь их нет. Можно все купить, а можно заказать – и сошьют.

- Недавно в «Буквоеде» вы выступали в образе дяди Степы...

Н. В. Меня, бывало, дядей Степой в детстве дразнили.

- Подозреваю, что для вас это был не самый любимый персонаж из детских книжек.

Н. В. Да, меня больше привлекал Тяни-Толкай – я никак не мог понять, что же это такое.

- По-моему, это олицетворение какого-то загадочного вида спорта, но явно не бокса. Кстати, у вас есть друзья среди чемпионов по другим видам спорта? На одной из фотографий я видела вас запечатленным с олимпийским чемпионом по прыжкам с шестом  Стивеном Хукером...  Какое главное качество должно быть у боксера, чтобы побеждать?

Н. В. Целеустремленность.

- Среди всех ваших поединков какой был самым тяжелым?

Н. В. Первый. Тяжелее всего было пересилить себя, выйти на ринг. Температура у меня два дня потом держалась.

- А как вы обычно выходите из стресса?

Н. В. Стараюсь ему не поддаваться – это лучшая защита, потому что любой стресс обычно выбивает из колеи. Я умею успокаивать себя, и лучшее средство для этого – побыть дома, пообщаться с  семьей.

- Вам нравятся сильные женщины или слабые? И вообще – какие?

Н. В. Сначала мы выбираем женщину по ее внешним данным, но когда понимаем, что хотим связать с ней свою жизнь, то ее внутренний мир становится намного важнее, чем внешность. С моей Галей у меня так и произошло – я быстро понял, что она обладает богатым  внутренним миром и что она мне подходит. Я ценю в ней  три вещи: она замечательная мать, абсолютно верный и преданный друг и человек неглупый. Очень глупость не терплю – во всех ее проявлениях. Я тоже не одуванчик и порой делаю глупости, поступаю неправильно, но с глупой женщиной никогда бы не смог связать свою жизнь.

- Ваши дети занимаются спортом?

Н. В. Ирина еще маленькая, но мы предполагаем, что она начнет с коньков. Она и сама к ним тянется. А Григорий уже и борьбой, и коньками, и футболом позанимался.

- Наверное, он у вас в школу олимпийского резерва ходит?

Н. В. Он еще второклассник, а в школу берут с двенадцати лет. Главное, я вижу, что сын относится к спортивному залу не как к повинности, а приходит туда с радостью. Это очень важно.

- Проблемами детского спорта вы занимаетесь, к счастью, не только в своей семье...

Н. В. Мы сейчас болеем прежде всего за то, чтобы достойно выглядеть на летней Олимпиаде. Времени осталось чуть-чуть, важно это время не упустить. Наша задача сейчас состоит в развитии детско-юношеского спорта, и если мы поможем ему, это будет лучшим вкладом в олимпийское движение. Детско-юношеский спорт – это база, на которой все олимпийское движение держится.

- Что вы скажете о школах олимпийского резерва?

Н. В. Школы эти остались, но проблема в том, что туда еще надо суметь привести ребят. Увлечь их каким-то видом спорта, здоровым образом жизни, оттянуть от компьютеров, от вредных привычек. Этой задачей мы сейчас и озабочены. Занимаемся созданием сети школ бокса для детей, но хотелось бы и детские школы легкой атлетики открыть. Всего сразу не охватить, но если все пойдет так, как мы задумали, должно получиться.

- Вы, конечно, в курсе того, как организован спорт за границей. Чему там можно поучиться? Вот, скажем, в Германии, где вы часто выступаете...

Н. В. Мы все время чего-то ждем от государства, а за границей давным-давно этот принцип не работает. Хотя проблем в спорте там не меньше, чем у нас. За границей, например, все платное. Другое дело, когда там появляется перспективный спортсмен, – государство следит за ним, вкладывает в него деньги, дает ему дотации, гранты. То есть если вы выбились в подающие надежды, государство будет вам вовсю помогать. Ведь ваш будущий успех и ваши будущие медали отлично поработают на престиж страны. Одним словом, мировые спортивные состязания приравнены к военным действиям.

- Но ведь олимпиады придумали греки, чтобы прекратить войны!

Н. В. Да, и они до сих пор несут эту функцию. Когда на беговой дорожке, в бассейнах и на стадионах государство показывает силу, мощь своих лучших представителей, то это является замечательной возможностью сразиться  гуманным способом. Спорт – это выражение мощи и силы страны, поэтому в него надо вкладывать деньги и уделять ему большое внимание. Если этого нет, теряется уважение к себе.

- А чего, по-вашему, у западных стран нельзя перенимать ни в коем случае?

Н. В. Скукотищу. Они там все оторваны друг от друга, подвержены служению золотому тельцу. Не хочу сказать, что все там такие, но когда мерилом всего служит звенящая монета, то это отражается и на отношениях людей. Мы пока не такие, у нас есть поговорка: «Деньги – не главное». Правда, теперь все чаще добавляют: «Главное – их наличие»...

- То есть вы скорее романтик, чем делец?

Н. В. Я не делец. И вряд ли мог бы стать бизнесменом. Правда, у меня были такие попытки, но в результате я решил, что это не мое. Бизнесу надо отдавать все время, лично заниматься всем, не доверять никому. Мой уровень заработков лежит не в бизнесе, а в использовании личных качеств.

- Свои личные качества вы используете не только на ринге, но и, например, в рекламе...

Н. В. Для меня реклама – это дополнительное средство добывания денег.

- В какой рекламе вы ни за что не стали бы сниматься?

Н. В. Во многих. Вам все перечислять?

- Спасибо, не надо.

Н. В. Если реклама может повредить моему имиджу, тогда никакие деньги не заставят меня в ней сниматься, так как доброе имя гораздо важнее. Знаете, деньги все-таки пахнут.

- Вы консерватор?

Н. В. В каком-то смысле – да. Я консервативно придерживаюсь определенных жизненных принципов, но в своих действиях предпочитаю быть новатором. Не люблю двигаться только одной специализированной дорогой, потому что такие дороги узкие и порой приводят в тупик. Мне нравится открывать разные пути